3.3.2. СТРУКТУРНО-ТИПОЛОГИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ РУССКИХ ГОВОРОВ

В структурно-типологической классификации говоры классифицируются вне территории (см. п. 3.3), в ней на каждом уровне деления определяется принадлежность каждой частной диалектной системы (говора), участвующей в делении, к какой-либо классификационной единице только по сходствам и различиям между говорами по признакам, входящим в основание классификации.

Структурно-типологическая классификация (СТК) русских говоров может быть представлена в виде разбиений. (Разбиение – это разделение единицы более высокого уровня деления, или ранга, на составляющие ее единицы следующего, более низкого, ранга. Записывается разбиение так: А = {A1, А2, …, Аn}. Естественно, что единицы, составляющие одно разбиение, в классификации относятся к одному и тому же уровню, или рангу.) Введем следующие обозначения: цифра – номер группы говоров, П – переходная совокупность говоров, Р – совокупность разнородных говоров; классификационные единицы первого уровня деления обозначаются одним знаком (С – группа говоров Севернорусского диалектного типа, Ю – группа говоров Южнорусского диалектного типа, П – переходная совокупность говоров, или Среднерусские говоры, Р – совокупность разнородных говоров, или говоры Западнорусского диалектного типа), классификационные единицы второго уровня обозначаются двумя знаками (например, С1, С2, …, СР, Ю1, Ю2, ЮП, ЮР, П1, …, ПР, Р1, …), единицы третьего уровня – тремя знаками (например, С11, …, Ю21, …, Ю2Р, ЮП1, …), единицы четвертого уровня – четырьмя знаками (например, С111, …, СР1Р, …, ЮР21, …, РРРР). Положение знака в обозначении (первое, второе, третье или четвертое место) указывает уровень классификации. Так, например, совокупность говоров Ю11Р на первом уровне классификации входит в группу говоров Южнорусского д.т. Ю, на втором уровне – в группу говоров Ю1, на третьем уровне – в группу говоров Ю11, а на четвертом уровне выделилась из группы Ю11 как совокупность разнородных говоров четвертого ранга Ю11Р.

В приведенных ниже разбиениях полужирным шрифтом даны обозначения тех единиц структурно-типологической классификации, которые выделились как однородные группы говоров определенного диалектного типа (д.т.). Все другие классификационные единицы, в том числе и однородные группы говоров разных классификационных рангов, не могут быть отнесены к какому-либо д.т. на том уровне СТК, на котором они выделились.

Схема 3

Русские говоры = {С, Ю, П, Р}

Говоры Севернорусского д.т. (С):

С = {С1, С2, С3, СП1, СП2, СП3, СП4, СР}
С1 = {С11, С1Р}
С11 = {С111, С11Р}
С1Р = {С1Р1, С1РР}
С2 = {С21, С2Р}
С21 = {С211, С21Р}
С2Р = {С2Р1, С2РР}
С3 = {С31, С3Р}
С31 = {С311, С31Р}
С3Р = {С3Р1, С3РР}
СП1 = {СП11, СП1Р}
СП11 = {СП111, СП11Р}
СП1Р = {СП1Р1, СП1РР}
СП2 = {СП21, СП2Р}
СП21 = {СП211, СП21Р}
СП2Р = {СП2Р1, СП2РР}
СП3 = {СП31, СП3Р}
СП31 = {СП311, СП31Р}
СП3Р = {СП3Р1, СП3РР}
СП4 = {СП41, СП42, СП4П, СП4Р}
СП41 = {СП411, СП41Р}
СП42 = {СП421, СП42Р}
СП4П = {СП4П1, СП4ПР}
СП4Р = {СП4Р1, СП4РР}

В данных разбиениях С – группа говоров Севернорусского д.т., С1 – группа говоров Новгородского д.т., С11 – группа говоров Новгородско-Ладожского д.т., С111 – группа говоров Ладого-Тихвинского д.т., С1Р1 – группа говоров Онежского д.т., С2 – группа говоров Вологодско-Вятского д.т., С211 группа говоров Вологодского д.т., С3 – группа говоров Владимирско-Поволжского д.т., С31 – группа говоров Ивановско-Нижегородского д.т.. С311 – группа говоров Нижегородского д.т., С3Р1 – группа говоров Ярославского д.т., СП¹Р1 – группа говоров Белозерского д.т.,СП31 – группа говоров Костромского д.т.

Схема 4

Говоры Южнорусского д.т. (Ю)

Ю = {Ю1, Ю2, ЮП, ЮР}
Ю1 = {Ю11, Ю1Р}
Ю11 = {Ю111, Ю11Р}
Ю1Р = {Ю1Р1, Ю1РР}
Ю2 = {Ю21, Ю2Р}
Ю21 = {Ю211, Ю21Р}
Ю2Р = {Ю2Р1, Ю2РР}
ЮП = {ЮП1, ЮП2, ЮПП, ЮПР}
ЮП1 = {ЮП11, ЮП1Р}
ЮП2 = {ЮП21, ЮП2Р}
ЮПП = {ЮПП1, ЮППР}
ЮПР = {ЮПР1, ЮПРР}
ЮР = {ЮР1, ЮР2, ЮРП, ЮРР}
ЮР1 = {ЮР11, ЮР12, ЮР1П, ЮР1Р}
ЮР2 = {ЮР21, ЮР2Р}
ЮРП = {ЮРП1, ЮРПР}
ЮРР = {ЮРР1, ЮРРР}

В данных разбиениях Ю – говоры Южнорусского д.т., Ю1 – группа говоров Западного южнорусского д.т., Ю11 – группа говоров Курско-Орловского д.т., Ю1Р1 – группа говоров Верхнедонского д.т., Ю2 – группа говоров Юго-восточного д.т., Ю21 – группа говоров Пензенского д.т., ЮП11 – группа говоров Тульского д.т., ЮП21 – группа говоров Тамбовского д.т., ЮПП1 – группа говоров Рязанского д.т.

Схема 5

Среднерусские (переходные) говоры (П)

П = {П1, П2, ПП, ПР}
П1 = {П11, П1Р}
П11 = {П111, П11Р}
П1Р = {П1Р1, П1РР}
П2 = {П21, П2Р}
П21 = {П211, П21Р}
П2Р = {П2Р1, П2РР}
ПП = {ПП1, ППР}
ПП1 = {ПП11, ПП1Р}
ППР = {ППР1, ППРР}
ПР = {ПР1, ПРР}
ПР1 = {ПР11, ПР1Р}
ПРР = {ПРР1, ПРРР}

В данных разбиениях П11 – группа говоров Восточного среднерусского д.т., П211 – группа говоров Тверского д.т., П2Р1 – группа говоров Верхневолжского д.т., ПП1 – группа говоров Центрального среднерусского д.т., ППР1 – группа говоров Юго-восточного среднерусского д.т.

Схема 6

Говоры Западнорусского д.т. (Р)

Р = {Р1, Р2, РР}
Р1 = {Р11, Р1Р}
Р11 = {Р111, Р11Р}
Р1Р = {Р1Р1, Р1РР}
Р2 = {Р21, Р2Р}
Р21 = {Р211, Р21Р}
Р2Р = {Р2Р1, Р2РР)
РР = {РР1, РРР}
РР1 = {РР11, РР1Р}
РРР = {РРР1, РРРР}

В данных разбиениях Р1 – группа говоров Юго-западного д.т., Р111 – группа говоров Брянского д.т., Р1Р1 – группа говоров Новозыбковского д.т., Р2 – группа говоров Северо-западного д.т., Р21 – группа говоров Псковского д.т., Р211 – группа говоров Южнопсковского д.т.

 

Признаки, на основании которых проведена классификация говоров, условно можно разделить на две неравные части – признаки Главные, вклад которых в деление на данном классификационном уровне оказался наиболее значительным, и все остальные, роль которых в классификации существенно ниже. Главные признаки также условно можно разделить на два вида – типоопределяющие и сопутствующие-Главные (Гл). Следовательно, признаки, составляющие тип диалекта, не одинаковы по их способности различать диалектные типы. Иными словами, тип диалекта состоит из признаков, обладающих разной диагностирующей силой, – признаков типоопределяющих и сопутствующих-Гл.

Типоопределяющие признаки – это такие, которые отличают классификационную единицу какого-либо диалектного типа от других единиц того же разбиения, т.е. определяют, или диагностируют тип. Типоопределяющие признаки обязательно существенно различаются степенью распространенности в говорах разных классификационных единиц одного и того же разбиения. Так, например, на первом уровне структурно-типологической классификации выделилось четыре единицы: группа говоров Севернорусского д.т. С, группа говоров Южнорусского д.т. Ю, переходная совокупность П, или иначе Среднерусские говоры, и разнородная совокупность говоров Р, или иначе говоры Западнорусского д.т. (Все четыре единицы входят в одно разбиение: Русские говоры = {С, Ю, П, Р}). К типоопределяющим признакам Севернорусского д.т. относится, в частности, следующий: «Гласный [о] на месте о во 2-ом предударном слоге после твердых согласных не между губными и не перед слогом с [у]: м[о]локó, ст[о]ронá, х[о]рошы́ и т.п.». Эта диалектная особенность отмечена в говорах всех четырех названных единиц классификации первого уровня (С, Ю, П, Р), но ее распространенность в говорах этих единиц существенно различна: в говорах Севернорусского д.т. С относительная частота (p) этой диалектной черты самая высокая – она равна 0,951 (то есть распространена почти во всех говорах Севернорусского д.т.); в говорах трех других классификационных единиц того же, первого, уровня деления относительная частота (p) названного признака существенно ниже: в говорах Ю pю = 0,006, в говорах П pп = 0,209, в говорах Р pр = 0,089.

Типоопределяющий признак может быть и редким в данной классификационной единице, но в таких случаях в других классификационных единицах того же разбиения он практически не отмечен или является исключительно редким. Так, например, такой редкий в севернорусских говорах признак как «Суффикс сравнит. ст. =áе в соответсвии с =éе: добря́е, веселя́е и т.п.» является типоопределяющим говоров Севернорусского д.т. С, так как в говорах других классификационных единиц того же разбиения относительная частота данного признака (p) существенно ниже: в говорах С pс = 0,328, в говорах Ю pю = 0,005, в говорах П pп = 0,006, в говорах Р pр = 0, 029.

Сопутствующие признаки также входят в характеристику типа, но не могут его диагностировать, так как достаточно широко распространены не только в говорах классификационной единицы, для которой определяется диалектный тип, но и в говорах других единиц того же разбиения. Выделяются сопутствующие признаки двух видов – сопутствующие-Главные (Гл), о которых сказано выше, и сопутствующие-Эталонные (Э). Так, например, в характеристику говоров Севернорусского д.т. входит следующий признак: «Различение /о/ и /а/ в 1-м предударном слоге после твердых согласных соответственно в гласных [о] ~ [а] (оканье как полное, так и неполное): в[о]дá, к[о]сý и т.п. ~ тр[а]вóй, стр[а]дá и т.п.». Этот признак в характеристике Севернорусского д.т. является не типоопределяющим, а сопутствующим-Гл., так как эта черта довольно широко распространена также и в говорах другой классификационной единицы того же разбиения, а именно в Среднерусских говорах П. Относительная частота данного признака в каждой из четырех единиц первого уровня классификации равна: в говорах С pс = 0,637, в говорах Ю pю = 0,011, в говорах П pп = 0,421, в говорах Р pр = 0, 043.

Сопутствующие-Э признаки – это такие языковые черты, которые являются в говорах данной классификационной единицы самыми распространенными (их относительная частота p ≥ 0,5), при этом степень распространенности этих признаков в говорах других классификациооных единиц значения не имеет. Так, например, признак «Основа на =ат в формах мн.ч. сущ., обозначающих детенышей: теля́та, теля́т, теля́там …,порося́та, порося́т, порося́там … и т.п.» является сопутствующим-Э в говорах и Севернорусского д.т. (pс = 0,976), и Южнорусского д.т. (pю = 0,992), и Западнорусского д.т. (pр = 0,986), и в Среднерусских говорах (pп = 0,895).

Вопрос о том, какие из признаков, Главных для деления на данном уровне классификации, можно считать типоопределяющими, а какие – сопутствующими-Гл, рассматривается в [Пшеничнова 1996: 38 — 42].

3.3.2.1. Основные характеристики выделившихся групп говоров
разных диалектных типов.

Основными характеристиками групп говоров являются признаки, которые относятся к числу Главных для деления на данном уровне (то есть имеют самый высокий классификационный вес, или иначе роль которых в делении на определенном уровне классификации оказалась самой значительной). Из числа таких признаков – Главных для деления на данном классификационном уровне – ниже приводятся типопределяющие признаки; сопутствующие-Гл признаки приводятся в тех случаях, когда они противопоставляют диалектные типы одного классификационного уровня (типы одного ранга), относящиеся к одному и тому же разбиению.

СЕВЕРНОРУССКИЙ ДИАЛЕКТНЫЙ ТИП С

(группа говоров первого ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в классифицируемых говорах, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Севернорусского д.т. С от других говоров первого ранга, или иначе первого уровня классификации (то есть от говоров Южнорусского д.т. Ю, Западнорусского д.т. Р и Среднерусских говоров П – см. п. 3.3.2: схема 3). Это следующие признаки.

Типоопределяющие признаки

Фонетические явления

  1. Явления, свидетельствующие о наличии полного оканья: а) различение гласных /о/ – /а/ во 2-м предударном слоге после твердых согласных –гласный [о] в соответствии с /о/ (не между губными и не перед слогом с [у] –м[о]локá, ст[о]ронóй и т.п.; в абсолютном начале слова – [о]дногó, [о]топрú, [о]горóд, [о]гурцы́ и т п ) и гласный [а] в соответствии с /а/ в окающих говорах (ст[а]рикú, д[а]лекó и т.п.); б) гласный [о] в соответствии с /о/ в заударных слогах после твердых согласных – в неконечном слоге (в гóр[о]де, хóл[о]дно и т.п.), в конечном закрытом (кóл[о]с, хóл[о]д и т.п.), в конечном открытом (мнóг[о], мéст[о] и т.п.); в) отмечено [о]ржанóй.
  2. Гласный [е] или [о] на месте е (из и ) в заударном неконечном слоге перед твердыми согласными (вы́н[е]су, óз[е]ро и т.п. или вы́н[о]су, óз[о]ро и т.п.) и гласный [е] на месте е (из и ) в заударном неконечном слоге перед мягкими согласными (вы́ [в’е]ди, в ó[з’е]ре и т.п.
  3. Совпадение гласных на месте е (из *е и *ь) и ě в звуке [е] в заударном неконечном слоге перед твердыми согласными (вы́[н’е]су и т.п. и вы́[л’е]зу и т.п.).
  4. Различение фонем /е/ (/о/) – /и/ в заударном конечном закрытом слоге в основах слов: [о] или [е] на месте е (вы́[н’о]с и т.п. или (вы́[н’е]с и т.п.) – [и] на месте и (вы́’и]л и т.п.).
  5. Гласный [е] заударного слога в словах зá[jе]ц, мé[с’е]ц.
  6. Гласный [о] в соответствии с /о/ в безударных окончаниях сущ. с основой на парные мягкие согласные и j (кáм[н’о]м, сарá[jо]в и т.п.), на месте е в безударном окончании =ей Тв. п. ед.ч. сущ. с основой на парные мягкие согласные (дерéв[н’о]й, с дя[д’о]й и т.п.), на месте заударного конечного е в окончаниях И. и В. п.п. ед. ч. сущ. ср. р. (пó[л’о], воскресéн[jо] и т.п.), на месте е в безударном окончании 1 л. мн. ч. глаголов с основой на парные по твердости – мягкости согласные (стá[н’о]м, кó[л’о]м и.т.п.), гласный [е] или [о] на месте заударного конечного е в окончании 2 л. мн. ч. глаголов (несé[т’е], вóзи[т’е] и т.п. или несé[т’о], вóзи[т’о] и т.п.)
  7. Гласный [и] на месте е из *ě под ударением перед мягкими согласными (в[и́]тер, зд[и]сь и т.п.).
  8. Произношение [е] на месте а в слове оп[é]ть.
  9. Совпадение согласных на месте ч и ц в звуке [ц’] ([ц’]ай, тý[ц’]а и т.п. –ýли[ц’]а, огур[ц’]ы́ и т.п.).
  10. Звук [ф] на месте в мягкого на конце слова (любó[ф], остá[ф] и т.п.).
  11. Конечный [с] в соответствии с ст (мо[с], хво[с] и т.п.).
  12. Сочетание [ вд] в соответствии с гд в словах когда, тогда: ко[вд]а, то[вд]а.

Грамматические явления.

  1. Форма Д.п. ед.ч. односложных сущ. III скл. с исконно подвижным ударением в сочетании с предлогом к (к нóче, к пéче и т.п.).
  2. Формы ед.ч. сущ. м.р. с суф. =ушк= по II скл (дéдушко, от дéдушка, к дéдушку, с дéдушком).
  3. Форма на =/а/ И.п. мн.ч. сущ. ср.р. с основой на парный твердый согласный (óкна, сéла, вéдра и т.п.)
  4. Конечная фонема /а/ наряду с /о/ в окончании Р.п. ед.ч. муж. и ср.р. адъективного склонения (худóг[а] и худóг[о] и т.п.).
  5. Двусложное окончание И.п. мн.ч. прилаг. ударенное =[ы́jе], =[и́jе] и безударное =´[ыjе] (худ[ы́jе], как[и́jе] и т.п.; бéл[ыjе], рóвн[ыjе] и т.п.).
  6. Стяжение гласных в окончании И.п. ед.ч. прилаг. ср.р.: отмечено =´/о/ (крáсно, хорóшо, дóлго, сúнё и т.п.).
  7. Суфф. сравнит. ст. =áе в соответствии с =éе (добря́е, веселя́е и т.п.).
  8. Форма 2 л. мн.ч. глаголов на =итé (неситé, возитé и т.п.).
  9. Сочетание без j [áе], [áа], [áъ] на стыке основы и окончания в глаголах типа знáет (зн[áе]шь, зн[áа]шь, зн[áъ]шь, зн[áе]т, зн[áа]т, зн[áъ]т, зн[áе]м, зн[áа]м, зн[áъ]м и т.п.).
  10. Форма инфинитива глаголов с основой на заднеязычный согласный секчú, берекчú и т.п.
  11. Сочетание [т’ц’], [т’с’] на стыке окончания и частицы =ся в форме 3 л. ед.ч. возврат. глаголов (мóе[т’ц’]а, мóе[т’с’]а и т.п.).
  12. Объектно-целевые конструкции с предлогом по с одуш. сущ. (пойти по врача, по хозяйку, по овец и т.п.).
  13. Конструкции с частицей да в конце предложения (у меня в Ленинграде живет сын да дочь да; брат дров навозил да и т.п.).
  14. Постпозитивная частица от отмечена в грамматически согласованном употреблении с формами И.п. ед.ч. муж.р. (дом-от, сын-от, телок-от и т.п.).

Лексические явления.

Cлова: гóлбец, гóбец ‘ход в подполье в виде пристройки к печи’; раз(о)болокаться ‘снимать одежду’; молотúло ‘цеп’; суслóн ‘малая укладка снопов зерновых культур’; ýповод ‘период работы без перерыва’; кокýшка ‘кукушка’; мурашú ‘муравьи’; словоборазовательная модель названий ягод –=ёнк(а), =янк(а): брусёнка, брусянка, землёнка, землянка, костёнка, костянка и т.п.

Сопутствующие – Главные признаки

Все приведенные ниже сопутствующие-Гл признаки, как и типоопределяющие, противопоставляют говоры Севернорусского д.т. говорам Южнорусского д.т. (типоопределяющие признаки отличают говоры Севернорусского д.т. С от говоров всех четырех классификационных единиц первого уровня деления – Ю, П, Р). К сопутствующим они относятся в связи с тем, что относительно широко распространены также в Среднерусских говорах П и/или в говорах Западнорусского д.т. Р (Указание на это, а также степень распространенности каждого из признаков, Главных для первого уровня классификации, – и типоопределяющих, и сопутствующих-Гл – в говорах каждой из четырех классификационных единиц первого уровня деления даны в: [Пшеничнова 1996: таблица на с. 190 – 197]).

Фонетические явления.

  1. Различение /о/ – /а/ в 1-м предударном слоге после твердых согласных в [о] – [а] (оканье: в[о]дá, к[о]с́ы и т.п. – тр[а]вá, стр[а]ды́ и т.п.).
  2. Гласный [е] на месте е (из *е, *ь) в 1-м предударном слоге после мягких согласных перед мягкими согласными ([н’е]сú, [т’е]лёнок и т.п.).
  3. Гласный [е] на месте *ě в 1-м предударном слоге перед твердыми согласными: [р’е]кá, с[л’е]пóй, в [л’е]сý и т.п.
  4. Гласный [а] на месте *а в 1-м предударном слоге после мягких согласных перед твердыми: г[р’а]дá, [п’а]тнó, т[р’а]сý и т.п.
  5. [Г] в сильной позиции – [к] в слабой: дрý[г]а – дру[к], сапо[г]á – сапó[к] и т.п.
  6. В соответствии с сочетаниями бм, бм’ – [мм]: о[мм]áн, о[м’м’]éн и т.п.
  7. Начальный элемент в слове где – [г]де.

Грамматические явления.

  1. Совпадение окончаний Д. и Тв. пп. мн.ч. сущ. и прилаг: к домá[м], за домá[м], к рукá[м], с рукá[м], к сёла[м] за сёла[м] и т.п.; к худы́[м], c худы́[м], к бéлы[м], с бéлы[м] и т.п.
  2. Стяжение гласных в окончании И.п. ед.ч. прилаг. жен.р.: крáсна, хорóша, дóлга, сúня и т.п.
  3. Окончание И.п. ед.ч. прилаг. ср.р. без j: только как[óо], так[óо].
  4. Форма И.п. мн.ч. местоим. 3 л. онé.
  5. Форма И.п. ед. ч. ср.р. местоим. то.
  6. /Т/ в окончании 3 л. глаголов: несé/т/, несý/т/, знáе/т/, знáю/т/, спи/т/, спя/т/ и т.п.
  7. Основа на /л/ во всех формах парадигмы наст. вр. глаголов типа сы́пать, дремáть при их отнесенности к II формообразовательному разряду: сы́плю, сы́плешь, сы́плет…, дремлю́ (дрéмлю), дрéмлешь, дрéмлет и т.п.
  8. Форма инфинитива глаголов типа плести, грести – плестú, грестú и т.п.; форма инфинитива глагола идтúидтú.

Лексические явления

Cлова: зы́бка, ухвáт, сковорóдник, борóнúть ‘бороновать’, óзимь, суя́гная (об овце), лáет (о собаке), вёдро ‘хорошая погода’, хóлодно, петь (поют, пели), брéзговать, брéзгать; словообразовательная модель названий ягод – =иц(а): бруснúца, землянúца, костянúца, чернúца и.т.п.

Новгородский д. т. С1

(группа говоров второго ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в говорах Севернорусского д.т. С, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Новгородского д.т. С1 от говоров других классификационных единиц второго ранга того же разбиения (то есть от говоров Вологодско-Вятского д.т. С2, Владимирско-Поволжского д.т. С3 и совокупностей СП1, СП2, СП3, СП4, СР), также относящихся на первом уровне классификации к говорам Севернорусского д.т. С (см. п. 3.3.2: схема 3). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. Полногласное сочетание в словах кóром, верёх, столóб, гóроб.
  2. Форма на =/и/ Д. и П. п.п. ед.ч. сущ. I скл. с ударенными окончаниями и с основой на парный твердый согласный: к воды́, в воды́, дай сестры́, на сестры́ и т.п.
  3. Форма И.п. местоим. мн.ч. 3.л. /j/оны́.
  4. Формы местоим. В.п. ед.ч. тýю, И.п. мн.ч. ты́е.
  5. Отсутствие конечного т в окончаниях 3 л. ед.ч. глаголов I спряж. с ударением на основе: он стáне, игрáе и т.п., с ударением на окончании: он несё (несé), берё (берé) и т.п.; глаголов II спряж. с ударением на основе: он хóди, нóси и т.п.; в окончании 3 л. мн.ч. глаголов II спряж. с ударением на основе: они хóдя, нóся и т.п., с ударением на окончании: они сидя́, кричá и т.п.
  6. Безударное окончание 3 л.мн.ч. глаголов не I спряж.: нóся, лю́бя и т.п.
  7. Cлова: корéц ‘ковш’, пáлица ‘предмет для выколачивания белья при стирке’, скидáться, скидовáться ‘снимать одежду’, прúуз ‘цеп’, косовьё ‘косовище’, позём ‘навоз’, кáлика ‘брюква’, боркáн ‘морковь’, петýн ‘петух’.

Говоры Новгородского д.т. С1 противопоставляются говорам Вологодско-Вятского д.т. С2 и Владимирско-Поволжского д.т. С3 (то есть говорам других диалектных типов того же разбиения), также следующими сопутствующими-Гл признаками (эти признаки являются сопутствующими, так как относительно широко распространены в других говорах Севернорусского д.т. С того же, второго, ранга – см. п. 3.3.2: схема 3):

  1. Различение согласных на месте ч и ц в [ч] – [ц]: [ч]ай – ýли[ц]а и т.п.
  2. Ударенное окончание =/и́/ в П.п. ед.ч. у сущ. муж. и ср.р. с основой на парный твердый согласный и заднеязычный (на дворú, в гнездú, на лугú, на быкú и т.п.), у сущ. с основой на парный мягкий согласный, шипящий и ц (на конú, в шалашú, на плечú, при отцы́ и т.п.).
  3. Форма И.п. мн.ч. сущ. глаз – глáзы.
  4. Двусложное окончание И.п. мн.ч. прилаг.: ударенное =[ы́jе], =[и́jе] (худ[ы́jе], как[и́jе] и т.п.) и безударное =´[ыjе] (бéл[ыjе], рóвн[ыjе] и т.п.).
  5. Форма И.п. ед.ч. местоим. 3 л. жен.р. – /j/онá, муж. р. – /j/он.
  6. Форма В.п. ед.ч. местоим. 3 л. жен.р. – ей, в ей и ею́, в ею́, éю, в éю.
  7. Форма И.п. ед.ч. указат. местоим. жен.р. – тáя, ср.р. – тóе.
  8. Форма инфинитива глаголов типа плести, грестиплесть, гресть и т.п.
  9. Форма инфинитива глагола идти – идтúть и итúть.
  10. Предложения со сказуемым (или главным членом) – причастием на =ши: лес зазеленевши, трава вся сгорелши, посуда была помымши и т.п.
  11. Пространственные конструкции с предлогом с:вытащить с озера, вылезти с ямы, приехать с Воронежа, прийти с Марьина и т.п.
  12. Cлова: дя́нки ‘вязаные рукавицы с одним пальцем’; бáбка ‘малая укладка снопов зерновых культур’; жúто ‘ячмень’; рвут и таскáют ‘убирают лен с поля’; кукýшка; лядúна ‘лес, кустарник’; словообразовательная модель названий зарослей однородных деревьев и кустарников – =няк: осиння́к и т.п.; рáйдуга ‘радуга’; голосúть, голóсит, голосовáть ‘причитать над покойником’; горáзд ‘очень’; пахáть ‘мести пол’.
Новгородско-Ладожский д. т. С11

(группа говоров третьего ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в говорах Севернорусского д.т. С, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Новгородско-Ладожского д.т. С11 от других говоров третьего ранга того же разбиения (то есть от разнородных говоров С1Р), также относящихся на втором уровне классификации к говорам Новгородского д.т. С1 (см. п. 3.3.2: схема). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. В 1-м предударном слоге после мягких согласных в соответствии с /о/ – /е/ – /а/ перед твердыми согласными произносятся [е] ([о]) – [и] – [а]: у [с’е]стры́ (у [с’о]стры́) – в [л’и]сý – [п’а]тóк и т.п.; перед мягкими – [е] – [и] – [а]: [н’е]сём – [б’и]лю́ – [п’а]тú и т.п. или перед твердыми [о] – [и] – [а], перед мягкими [и] – [и] – [а].
  2. Полногласное сочетание в слове гóроб.
  3. Различение [ч] – [ц]: [ч]ай – ýли[ц]а и т.п.
  4. [К’] на месте к твердого после этимологически парных мягких согласных в неединичных случаях: Вáнь[к’а], рéдь[к’а] и.т.п.
  5. Форма на =/ей/ Р.п. мн.ч. сущ. муж.р. с основой на =ц=: пальцéй, зайцéй, месяцéй и т.п.
  6. Отсутствие конечного т в окончании 3 л. мн.ч. глаголов II спряж.: они сидя́, кричá и т.п.; нóся, лю́бя и т.п.
  7. Форма на =/о/, =/от/ 3 л. ед.ч. глаголов I спряж. с ударенными окончаниями: несё, несёт и т.п.
  8. Сочетание [áйо] на стыке основы и окончания в глаголах типа зн[áйо]шь, зн[áйо]т и т.п.
  9. Краткие действит. прич. прош. вр. от глагола идти и однокоренных приставочных : пришóд или пришéд, ушóд или ушéд и т.п.
  10. Cлова: корéц ‘ковш’, дя́нки ‘вязаные рукавицы с одним пальцем’, регóчет (о лошади), рычúт, ры́кает (о корове), квóк(х)чут (о лягушках), рáйдуга ‘радуга’, пóсе(и)дки ‘вечерние собрания молодежи в помещении’.
Ладого-Тихвинский д.т. С111

(группа говоров четвертого ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в говорах Севернорусского д.т. С, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Ладого-Тихвинского д.т. С111 от говоров другой классификационной единицы четвертого ранга того же разбиения (то есть от разнородных говоров С11Р), также относящихся на третьем уровне классификации к говорам Новгородско-Ладожского д.т. С11, а на втором уровне – к говорам Новгородского д.т. С1 (см. п. 3.3.2: схема 3). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. В 1-м предударном слоге после мягких согласных в соответствии с /о/ – /е/ – /а/ перед твердыми согласными [е] ([о]) – [и] – [а]: у [с’е]стры́ (у [с’о]стры́) – в [л’и]сý – [п’а]тáк и т.п.; перед мягкими [е] – [и] – [а]: [н’е]сём – [б’и]лю́– г[л’а]дú и т.п.
  2. Отсутствие протетического гласного в слове ржанóй.
  3. Гласный [о] на месте е из *е и *ь в заударном неконечном слоге перед твердыми согласными: вы́ [н’о]су, ó[з’о]ро и т.п.
  4. Гласный [и] в соответствии с этимологическим *ě под ударением перед твердыми и перед мягкими согласными: л[и]с, с[и́]но и т.п.; в[и́]тер, зд[и]сь и т.п.
  5. Мягкость н и с в сочетании *ньск: жé[н’с’к]ая, деревé[н’с’к]ая и т.п.
  6. [Л’н’] в соответствии с л’н: бó[л’н’]о, бо[л’н’]óй и т.п.
  7. Полногласное сочетание в слове гóроб.
  8. Ударенное окончание =/и́/ в П.п. ед.ч. сущ. муж. и ср. р.: на конú, в шалашú, на плечú, при отцы́, на дворú, в гнездú, на лугú, на быкú и т.п.
  9. Стяжение гласных в окончании И.п. ед.ч. прилаг. ср.р.: молодó, чужó, глухó и т.п.
  10. Окончание =/и́/ Д. и П. п.п. личных местоим. 1 и 2 л.ед.ч. и возврат.: мни (или менú), тебú (или тобú), себú или (собú).
  11. Форма В.п. ед.ч. местоим. 3.л.жен.р.: ей, в ей.
  12. Отсутствие конечного т в окончании 3 л. ед.ч.глаголов I спряж. с ударением на основе: он стáне, игрáе и т.п.
  13. Фонема /е/ в ударенном окончании 2 л.ед.ч., 3 л.мн.ч. и 2 л.мн.ч. глаголов I спряж. с основой на парный твердый согласный: нес/é/шь, бер/é/шь и т.п.; нес/é/т, бер/é/т и т.п.; нес/é/те, бер/é/те и т.п.
  14. Утрата j и стяжение гласных в сочетании ájе на стыке основы и окончания в глаголах I спряж.: зн[а]шь, зн[а]т, зн[а]м, быв[á]шь и т.п.
  15. Основа в формах наст.вр. глаголов типа печь, беречь: 1 позиция – пе/к/ý, пе/к/ýт…, бере/г/ý, бере/г/ýт…; 2 позиция – пе/чé/шь, пе/чé/т…, бере/жé/шь, бере/жé/т…; 3 позиция – пе/чé/м…, бере/жé/м… и т.п.
  16. Сочетание предлога мимо с сущ. в форме В.п.: идти мимо деревню, мимо огороды и т.п.
  17. Cлова: дверúнка ‘ход в подполье в виде отверстия в полу или закрывающего этот ход предмета (крышка, дверца)’, вы́шка ‘пространство между потолком и крышей крестьянского жилища’, корéц ‘ковш’, дельнúцы, делянúцы ‘вязаные рукавицы с одним пальцем’, прúуз ‘цеп’, мáтка ‘ручка цепа’, косьéвище, коьёвище ‘косовище’, стéбель ‘общее название сжатого поля’, суслóн ‘малая укладка снопов зерновых культур’, стог ‘большая укладка снопов’ картóвка ‘картофель’, жерёбая (о лошади), регóчет (о лошади), бля´ет (об овце), бесёды ‘вечерние собрания молодежи (в помещении)’, горáзно ‘очень’, жеребёнок.
Онежский д. т.п. С1Р1

(группа говоров четвертого ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в говорах Севернорусского д.т. С, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Онежского д.т. С1Р1 от других говоров четвертого ранга того же разбиения (то есть от разнородных говоров С1РР), также относящихся на третьем уровне классификации к разнородным говорам С1Р, а на втором уровне – к говорам Новгородского д.т. С1 (см. п. 3.3.2: схема 3). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. В 1-м предударном слоге после мягких согласных в соответствии с /о/ – /е/ – /а/ перед твердыми согласными [е] или [о] – [е] – [а] (у [с’е]стры́ или у [с’о]стры́ – в [л’е]сý – [п’а]тóк); перед мягкими [е] – [и] – [а] ([н’е]сём – [б’и]лю́г[л’а]дú).
  2. Отсутствие протетического гласного в слове ржаной.
  3. Различение гласных на месте е (из *е и *ь) и и в заударном конечном закрытом слоге перед твердыми согласными: [о] на месте е (вы́ [н’о]с и т.п.) – [и] на месте и (вы́ [п’и]л и т.п.).
  4. Гласный [о] на месте о в слове [о]горóд.
  5. Гласный [и] (и в единичных случаях [е]) на месте е из *ě под ударением перед мягкими согласными: в[и́]тер, зд[и]сь и т.п.
  6. Совпадение согласных на месте ц и ч в [ц’] или в шепелявых согласных: ýли[ц’]а – [ц’]ай и т.п. или [ч’ц’]ай, но[ц’ч’] – [ц’ч’]éлый, коль[ц’ч’]ó и т.п.
  7. В соответствии с хв отмечено [ф]: [ф]ост, [ф]áстать и т.п.
  8. [Л’н’] в соответствии с л’н: бó[л’н’]о, бо[л’н’]óй и т.п.
  9. Произношение слова что как [ч’о], [ц’о].
  10. Форма на =ей Р.п. мн.ч. сущ. муж.р. с основой на =ц= с неподвижным ударением на окончании (отцéй, огурцéй, концéй и т.п.) и у сущ. пальцéй, зайцéй, месяцéй.
  11. Согласная /г/ в окончании Р.п. ед.ч. прилаг. (бéло/г/о, такó/г/о и т.п.), а также местоим. ко/г/ó, че/г/ó и то/г/ó, мое/г/ó и т.п. при сосуществовании их с формами на /в/о.
  12. Форма на =/ма/ Тв.п. мн.ч. адъективного склонения: худы́/ма/, бéлы/а/ и т.п.
  13. Суфф. сравнит. ст. =áе в соответствии с =éе: добря́е, веселя́е и т.п.
  14. Фонема /е/ в ударенном окончании 3 л. ед.ч. глаголов I спряж. с основой на парный твердый согласный : нес/é/т, бер/é/т и т.п.
  15. Форма 2 л. мн.ч. глаголов на =итé: нес[итé], бер[итé] и т.п.
  16. Форма 2.л. ед.ч. глаголов дать, есть: дасú, есú.
  17. Предложения с главным членом, состоящим из спрягаемой формы глаголов быть, бывать и имени в форме Р.п.: у нас всякого каменья есть, дождя сегодня было здесь, комаров-то у нас бывает и т.п.
  18. Конструкции из инфинитива и прямого дополнения в форме И.п. сущ. I скл.: изба надо подмести, хотела квашня накрыть, вода у нас не покупать и т.п.
  19. Конструкции с частицей да в конце предложения: у меня в Ленинграде живет сын да дочь да, брат дров навозил да и т.п.
  20. Слова: подпóлье, вы́шка ‘пространство между потолком и крышей крестьянского жилища’, овúн ‘постройка для сушки снопов’, загýста ‘каша из муки’, дельнúцы, делянúцы ‘вязаные рукавицы с одним пальцем’, раз(о)болокáться ‘снимать одежду’, суслóн ‘малая укладка снопов’, назём ‘навоз’, рвут ‘убирают лён’, бóтает (о корове), бля́ет (об овце), подзывные для коров — ϕýкó и т.п., бесёды ‘вечерние собрания молодежи’, причитáть, причи́тывать ‘причитать над покойником’, обрядúть, обряжáть ‘прятать’, порáто ‘очень’.

Вологодско – Вятский д.т. С2

(группа говоров второго ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в говорах Севернорусского д.т. С, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Вологодско-Вятского д.т. С2 от говоров других классификационных единиц второго ранга того же разбиения (то есть от говоров Новгородского д.т. С1, Владимирско-Поволжского д.т. С3 и совокупносей СП1, СП2, СП3, СП4, СР), также относящихся на первом уровне классификации к говорам Севернорусского д.т. С (см. п. 3. 3. 2: схема 3). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. В соответствии с сочетанием л’ш – [лш] или [lш]: бó[лш]е, бо[лш]óй и т.п. или бó[lш]е, бо[lш]óй и.т.п.
  2. Слово что произносится как [шт’о].
  3. Отмечено ударенное двусложное окончание Р.п. ед.ч. прилаг. жен.р.: у молоды́е жены́, из болшы́е избы́, от глухúе старýхи и т.п.
  4. Cлово голáнка ‘брюква’.

Говоры Вологодско-Вятского д.т. С2 противопоставляются говорам Новгородского д.т. С1 и ВладимирскоПоволжского д.т. С3 (то есть говорам других диалектных типов того же разбиения) также следующими сопутствующими-Гл признаками (эти признаки являются сопутствующими, так как относительно широко распространены в других говорах Севернорусского д.т. С того же, второго, ранга (см. п. 3.3.2: схема 3):

  1. В 1-м предударном слоге после мягких согласных в соответствии с /о/ – /е/ – /а/ перед твердыми согласными [е], [о] – [е] – [а] (у [с’е]стры́ или у [с’о]стры́в [л’е]сý – [п’а]тóк и т.п.); перед мягкими [е] – [и] – [е] ([н’е]сём – [б’и]лю́ – г[л’е]дú и т.п.).
  2. Гласный [и] на месте е из *ě под ударением перед мягкими согласными: в[и́]тер, зд[и]сь и т.п.
  3. Ударенный гласный на месте а между мягкими согласными – [é] и [á]: гр[е]зь, гул[é]ли и т.п. и г[р’а]зь, гу[л’á]ли и т.п.
  4. Совпадение согласных на месте ч и ц в [ц’]: [ц’]ай, тý[ц’]а – ýли[ц’]а, огур[ц’]ы́ и т.п.
  5. [Ў] ([w]) в соответствии с л твердым перед согласным в старых сочетаниях редуцированного с плавным и в сущ. с утраченным редуцированным перед суфф. =*ък: во[ў]к (во[w]к), дó[ў]го (дó[w]го) и т.п.; пá[ў]ка (пá[w]ка), игó[ў]ка (игó[w]ка) и т.п.
  6. Отсутствие протетического [в] перед ударенными [ó] и [ý]: [ó]кна, [ó]сень и т.п., [ý]тка, [ý]чит и т.п.
  7. Мягкий [н’] в сочетании *ньц: сó[н’]це, полотé[н’]це и т.п.
  8. Форма П.п. ед.ч. односложных сущ. III скл. с исконно подвижным ударением: в грязé, на печé и т.п.
  9. Двусложное безударное окончание И.п. мн.ч. прилаг. – =´[ыjо]: бéл[ыjо], рóвн[ыjо] и т.п.
  10. Суфф. =áе сравнит. ст. в соответствии с =éе: добря́е, веселя́е и т.п.
  11. Сочетание [т’ц’], [т’с’] на стыке окончания и частицы =ся в форме 3 л. ед.ч. возврат. глаголов: мóе[т’ц’]а или мóе[т’с’]а, смеё[т’ц’]а или смеё[т’с’]а и т.п.
  12. Форма 2 л. мн.ч. глаголов I спряж с неподвижным ударением на окончании: нес[ит’ó] или нес[ит’é], бер[ит’ó] или бер[ит’é] и т.п.
  13. Сочетание предлогов возле, подле с сущ. в форме В.п.: ехать возле речку, жить подле лес и т.п.
  14. Слова: гóлбец, гóбец ‘ход в подполье в виде пристройки к печи’; раз(о)болокáться ‘снимать одежду’; молотúло ‘цеп’; назём ‘навоз’; рвут ‘убирают лен с поля’; гýбы ‘грибы’.
Вологодский д.т. С211

(группа говоров четвертого ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в говорах Севернорусского д.т. С, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Вологодского д.т. С211 от других говоров четвертого ранга того же разбиения (то есть от разнородных говоров С21Р), также относящихся на третьем уровне классификации к говорам группы С21, не имеющей типа (об этом см. с. 82 – 88), а на втором уровне – к говорам Вологодско-Вятского д.т. С2 (см. п. 3.3.2: схема 3). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. Гласный [о] на месте заударного конечного е в окончании 2 л. мн.ч. глаголов: несé[т’о], лю́би[т’о] и т.п.
  2. [К’] на месте к твердого после этимологически парных мягких согласных и после звуков на месте этимологического ч: Вáнь[к’а], рéдь[к’а] и т.п.; дóч[к’а], дéвоч[к’а] и т.п.
  3. [Г’] на месте г твердого в словах день[г’á]м, четверь[г’á] и т.п.
  4. [Лн] в соответствии с [л’н]: бó[лн]о, бо[лн]óй и т.п.
  5. Произношение слова что как [шт’о].
  6. Форма Тв.п. мн.ч. сущ. I и II скл. на =ам: рукáм, за домáм, сёлам и т.п.
  7. Двусложное ударенное и безударное окончание И.п. мн.ч. прилаг. худ[ы́jо], как[и́jо] и т.п.; бéл[ыjо], рóвн[ыjо] и.т.п.
  8. Совпадение окончаний Д. и Тв.п. мн. ч. сущ. и прилаг.: к домáм – за домáм, к úзбам–- за úзбам и т.п., к худы́м – с худы́м, к бéлым – за бéлым и т.п.
  9. Гласная /е/ в окончаниях косв. п.п. ед.ч. ж.р. местоим. мой, твой, свой: у моéй, к моéй, с моéй, в моéй, у твоéй и т.д., у своéй и т.д.
  10. Основа в формах наст. вр. глаголов типа печь, беречь: 1 позиция – пе/к/ý, пе/к/ýт…, бере/г/ý, бере/г/ýт …; 2 позиция – пе/кó/шь, пе/кó/т …, бере/гó/шь, бере/гó/т …; 3 позиция – пе/кó/м …, бере/гó/м
  11. Основа и место ударения в формах наст. вр. глагола мочь: 1 позиция – мо/г/ý; 2 позиция – мó/г/ошь, мó/г/от …; 3 позиция – мó/г/ут.
  12. Cлова: гóлбец, гóбец ‘ход в подполье’; потолóк, крúнка, сúверно ‘холодно’; бесéдки ‘вечерние собрания молодежи’.

Владимирско – Поволжский д. т. С3

(группа говоров второго ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в говорах Севернорусского д.т. С, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Владимирско-Поволжского д.т. С3 от говоров других классификационных единиц второго ранга того же разбиения (то есть от говоров Новгородского д.т. С1, Вологодско-Вятского д.т. С2 и совокупностей СП1, СП2, СП3, СП4, СР), также относящихся на первом уровне классификации к говорам Севернорусского д.т. С (см. п. 3.3.2: схема 3). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. Гласный [о] на месте е из *е и *ь в 1-м предударном слоге после мягких согласных: [н’о]слá, с[в’о]крóвь, [н’о]сýт и.т.п.
  2. В 1-м предударном слоге после мягких согласных в соответствии с /о/ – /е/ – /а/ перед твердыми согласными [о] – [е] – [а] (у [с’о]стры́в [л’е]сý – [п’а]тóк); перед мягкими [е] – [е] – [а] ([н’е]сём – [б’е]лю́г[л’а]дú).
  3. При различении /о/ – /а/ в 1-м предударном слоге после твердых согласных о наличии неполного оканья свидетельствуют неразличение /о/ – /а/ в заударном неконечном слоге (в гóр[ъ]де, хóл[ъ]дно и т.п. – зáд[ъ]ли, накáп[ъ]ла и.т.п.), а также сопутствующие-Гл признаки, приведенные ниже (см. п. 1).
  4. Возвратная глагольная частица в форме 2 л. ед.ч. – =[сса]: боú[сса], несё[сса] и.т.п.

Говоры Владимирско-Поволжского д.т. С3 противопоставляются говорам Новгородского д.т. С1 и Вологодско-Вятского д.т. С2 (то есть говорам других диалектных типов того же разбиения) также следующими сопутствующими-Гл признаками (эти признаки являются сопутствующими, так как относительно широко распространены в других говорах Севернорусского д.т. С того же, второго, ранга (см. п. 3.3.2: схем 3):

  1. Признаки, свидетельствующие о наличии неполного оканья: неразличение /о/ – /а/ в окающих говорах после твердых согласных (отмечен [ъ]) во 2-м предударном слоге (м[ъ]локó, ст[ъ]роны́ и т.п. – ст[ъ]рикú, д[ъ]лекó и т.п.), в заударных конечных слогах – открытом (мнóг[ъ], мéст[ъ] и т.п. – дóм[ъ], за́втр[ъ] и т.п.) и закрытом (кóл[ъ]с, хóл[ъ]д и т.п. – за́д[ъ]л, вы́п[ъ]л, прóд[ъ]л и т.п.).
  2. Звук [к] в соответствии с х в словах [к]лев, [к]оронúть.
  3. Сочетание [мн] в соответствии с вн в слове [мн]ук.
  4. С на месте ч в слове пшенúсный.
  5. Гласная фонема в ударенном окончании П.п. ед.ч. прилаг. муж. и ср.р. – после парных твердых и шипящих основы отмечено =/и/м: в худы́м, на большúм и т.п.
  6. Мягкий заднеязычный основы в П.п. ед.ч. прилаг. муж. и ср.р. с безударными окончаниями: в тóн[к’и]м, в тóн[к’ь]м, в дóл[г’и]м, в дóл[г’ь]м и т.п.
  7. Гласная /е/ в окончанях местоим. мой, твой, свой в Тв.п. ед. ч. – с моéм, с твоéм, со своéм; в П.п. ед.ч. – в моéм, в твоéм, в своéм; в И.п. мн.ч. – моé, твоé, своé; в косв. п. мн.ч. – моéх, моéм, с моéми, в моéх, твоéх и т.п.
  8. Возврат. глагольная частица /са/ и /с/ в положении после гласной: садú/са/ и садú/c/, садúла/са/ и садúла/с/ и т.п.; безударная возврат. глагольная частица /са/ в форме ед.ч. муж.р. прош. вр. на =л=: боя́л/са/, родúл/са/ и т.п.
  9. Слова: клев, кринка ‘глиняная посуда для молока в форме высокого сосуда с узким горлом’; валёк ‘орудие для выколачивания белья при стирке’; гнёт ‘жердь, скрепляющая укладку снопов или сена на возу; кóчет ‘петух’; кокýшка ‘кукушка’; муравьú ‘муравьи’; выть ‘причитать над покойником’.
Ивановско-Нижегородский д.т. С31

(группа говоров третьего ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в говорах Севернорусского д.т. С, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Ивановско-Нижегородского д.т. С31 от других говоров третьего ранга того же разбиения (то есть от разнородных говоров С3Р), также относящихся на втором уровне классификации к говорам Владимирско-Поволжского д.т. С3 (см. п. 3.3.2: схема 3). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. В 1-м предударном слоге после мягких согласных в соответствиис /о/ – /е/ –/а/ перед твердыми согласными [о] – [е] – [а] (у [с’о]стры́ – в [л’е]сý – [п’а]тóк); перед мягкими согласными [е] – [е] – [а] ([н’е]сём – [б’е]лю́г[л’а]дú).
  2. Неполное оканье – неразличение /о/ и /а/ во всех безударных слогах, кроме 1 го предударного: в окающих говорах гласный [ъ] в соответствии с /о/ и /а/ во 2-ом предударном слоге после твердых согласных (м[ъ]локó, д[ъ]рогóй и т.п. – ст[ъ]рикú, д[ъ]лекó и т.п.), в заударных слогах после твердых согласных – в неконечном (в гóр[ъ]де, хóл[ъ]дно и т.п. – вы́д[ъ]на, сдéл[ъ]но и т.п.), в конечном закрытом (кóл[ъ]с, хóл[ъ]д и т.п. – нá п[ъ]л, пóдп[ъ]л и т.п.), в конечном открытом [ъ] или [а] (мнóг[ъ], дóлг[ъ] и т.п. или мнóг[а], дóлг[а] и т.п. – ры́б[ъ], óкн[ъ] и т.п. или ры́б[а], óкн[а] и т.п.).
  3. Диалектные замены начального сочетания согласных в слове пшеница: п[ъ]шенúца, п[а]шенúца, п[ы]шенúца и.т.п.
  4. Гласный [и] и/или[ъ] на месте а в заударном неконечном слоге после парных мягких согласных и j перед твердыми: вы́ [т’и]ну и/или вы́ [т’ь]ну, пó[(j)и]са и/или пó[(j)и]са и т.п.
  5. Гласный [и] и/или [ь] заударного слога в словах заяц, месяц: зá[(j)и]ц, мé[с’и]ц и/или зá[(j)ь]ц, мé[с’ь]ц.
  6. Гласный [у] или [о ]на месте о во 2-ом предударном слоге в абсолютном начале слова: [у]дногó, [у]топрú и т.п. или [о]дногó, [о]топрú и т.п.; [у] в слове [у]горóд.
  7. Отмечены [п’], [м’] на месте п, б, м, перед [к’]: бá[п’к’]и, лá[п’к’]и, мá[м’к’]и и т.п.
  8. Конечное сочетание ст: мо[ст], хво[ст] и т.п.
  9. Форма на =/и/ И.п. мн.ч. сущ.ср.р. с основой на парный твердый согласный: óкны, вéдры и т.п.
  10. Форма Тв.п. мн.ч. сущ. I и II скл. и прилаг. на =[ми]: за домá[ми], рукá[ми], сёла[ми] и т.п.; худы́ [ми], бéлы[ми] и т.п.
  11. Отмечена гласная /и/ в ударенном окончании П.п. ед.ч. прилаг. муж. и ср. р. с основой на парные твердые, шипящие и заднеязычные согласные: в худы́м, в большúм и т.п.; в какúм, другúм, сухúм и т.п.
  12. Мягкость заднеязычного согласного основы в П.п. ед.ч. прилаг. муж. и ср.р. с безударным окончанием: в тóн[к’и]м, в тóн[к’ь]м, в дóл[г’и]м, в дóл[г’ь]м и т.п.
  13. Двусложное ударенное окончание И.п. мн.ч. прилаг. =[éjи], [éи]: худ[éjи], худ[éи], как[éjи], как[éи] и т.п.
  14. Форма П.п. ед.ч. местоим. мой, твой, свой: в моéм, в твоéм, в своéм.
  15. Гласная /е/ в окончаниях косв. п.п. ед.ч. жен.р. местоим. мой, твой, свой: у моéй, к моéй, с моéй, у твоéй и т.д., у своéй и т.д.
  16. Форма инфинитива глаголов с основой на задненебный согласный – сечú, беречú и т.п.
  17. Основа с исходом на /е/= в формах инфинитива и прош. вр. глаголов типа кричáть: крич/é/ть, пищ/é/ть и т.п., крич/é/л, пищ/é/л и т.п.
  18. Причастия на =мши от глаголов с основой прош. вр. на гласный: устáмши, взя́мши, одéмши, éмши и т.п.
  19. Постпозитивная частица ти отмечена в грамматически несогласованном употреблении: óкон-ти, по домáм-ти, с отцóм-ти, у них-ти и т.п.
  20. Слова: пóдла(о)вка ‘пространство между потолком и крышей крестьянского жилища’; жнúво – общее название сжатого поля; одéнье, одэ́нье ‘большая укладка снопов’; берýт ‘убирают лен с поля’; кóчет ‘петух’; бáять ‘разговаривать’; словообразовательная модель названий ягод – =иг(а): бруснúга, землянúга, чернúга, костянúга и т.п.
Нижегородский д.т. С311

(группа говоров четвертого ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в говорах Севернорусского д.т. С, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Нижегородского д.т. С311 от других говоров четвертого ранга того же разбиения (то есть от разнородных говоров С31Р), также относящихся на третьем уровне классификации к говорам Ивановско-Нижегородского д.т. С31, а на втором уровне – к говорам Владимирско-Поволжского д.т. С3 (см. п. 3.3.2: схема 3). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. Гласный [о] на месте е из *ě в 1-м предударном слоге после мягких согласных перед твердыми согласными в словоформах сущ. ср.р. из группы ведрó, гнездó, седлó: [в’о]дрó, г[н’о]здý, [с’о]длá и т.п.
  2. Совпадение гласных на месте е (из *е и *ь) и и в заударном конечном закрытом слоге перед твердыми согласными: вы́ [н’и]с, вы́ [п’и]л и т.п. и/или вы́ [н’ь]с, вы́ [п’ь]л и т.п.
  3. Гласный [и] на месте заударного конечного е в окончании 2 л. мн.ч. глаголов: несé[т’и], лю́би[т’и] и т.п.
  4. Гласный [а] на месте заударного конечного е в окончаниях И. и В. п.п. ед.ч. сущ. ср.р.: пó[л’а], воскресéн[jа] и т.п.
  5. Звук [к] в соответствии с х в слове [к]ýтор.
  6. Отмечены [п’], [м’] на месте п, б, м перед [к’] в середине слова: лá[п’к’]и, бá[п’к’]и, мá[м’к’]и и т.п.
  7. Отмечено окончание =/е/ в Р.п. ед.ч. сущ. на =а с ударенными окончаниями и основой на парный твердый согласный в сочетаниях с предлогом у: у женé, у сестрé и т.п.
  8. Формы ед.ч. сущ. муж.р. с суфф. =ушк= по I скл.: дéдушка, от дéдушки, к дéдушке, с дéдушкой.
  9. Гласная фонема /е/ в ударенном окончании П.п. ед.ч. прилаг. муж. и ср.р. с основой на парные твердые и шипящие: в худэ́, на большéм и т.п.
  10. Отмечено стяжение гласных в окончании И.п. ед.ч. прилаг. ср.р.: молодó, чужó, глухó и т.п.
  11. Стяжение гласных на стыке основы и окончания в формах глаголов типа знать, белеть: зн/а/шь, зн/а/т, зн/а/м, быв/á/шь и т.п.; бел/é/шь, бел/é/т, бел/é/м и т.п.
  12. Форма В.п.ед.ч. жен.р. местоим. тот, один – тоё, одноё.
  13. Основа в формах наст.вр. глагола лечь: 1 позиция – ля́/г/у, ля́/г/ут; 2 позиция – ля́/ж/ешь, ля́/ж/ет и т.п.
  14. Форма инфинитива глаголов с основой на заднеязычный согласный: сеччú, береччú и т.п.
  15. Краткие действит. прич. прош. вр. от глагола идти и однокоренных приставочных – пришóдчи или пришéдчи, ушóдчи или ушéдчи и т.п.
  16. Слова: подволóк ‘пространство между потолком и крышей крестьянского жилища’; коню́шня ‘постройка для скота при доме’; чапáн (сепáн, чапáл, чапóк, цупáнцык ‘верхняя мужская одежда определённого вида’; копнá ‘большая укладка снопов’; жúто ‘хлебные культуры (озимые и яровые)’; кúта ‘стебли гороха’; тóна ‘плети огурцов’; студенó ‘холодно’; бесéдки ‘вечерние собрания молодежи (в помещении)’; каля́кать ‘разговаривать’.
Ярославский д.т. С3Р1

(группа говоров четвертого ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в говорах Севернорусского д.т. С, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Ярославского д.т. С3Р1 от других говоров четвертого ранга того же разбиения (то есть от разнородных говоров С3РР), также относящихся на третьем уровне классификации к разнородным говорам С3Р, а на втором уровне – к говорам Владимирско-Поволжского д.т. С3 (см. п. 3.3.2: схема 3). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. Различение /о/ и /а/ в 1-м предударном слоге после твердых согласных в [о] –[а]: в[о]дá, к[о]сы́ и т.п. – тр[а]вá, стр[а]ды́ и т.п. (Во многих других говорах того же разбиения, то есть в говорах С3РР, отмечается различение /о/ и /а/ в той же позиции в других звуках: [оу],[уо], [у] или др. – [а]).
  2. Отсутствие протетического гласного в слове ржанóй.
  3. Гласный [о] на месте е (из *е и *ь) в заударном неконечном слоге перед твердыми согласными: вы́ [н’о]су и т.п.
  4. Гласный [о] на месте начального о в слове [о]горóд.
  5. Твердый [н] перед ш в форме сравнит. ст. мé[н]ше.
  6. В соответствии с конечным сочетанием с’т’ – [с’т’] и [с’]: ко[с’т’], го[с’т’] и т.п. и ко[с’], го[с’] и т.п.
  7. В соответствии с сочетаниями дн, дн’ – [нн]: мé[нн]ый, [н’н’]ей и т.п.
  8. Чн в слове мучнóй.
  9. Основа мн.ч. с суф. =/овj/ у сущ. брат: братовья́ (брáтовья, братóвья).
  10. Основа мн.ч. сущ. сват, равная основе ед.ч.: сваты́ (свáты).
  11. Форма Р.п. мн.ч. сущ. жен.р. с основой на парный твердый – на сочетание согласных: верб, кофт и.т.п.
  12. Мягкость согласных в исходе основы кратких предикативных прилаг. во мн.ч.: сы́ [т’и], и/или рá[д’и], и/или виновá[т’и].
  13. Наличие начального н в форме Р.п. ед.ч. местоим. 3 л. жен.р. после предлога: у неé, у неё, у ней и.т.п.
  14. Гласная /е/ в окончаниях косв. п.п. ед.ч. жен.р. местоим. мой, твой, свой: у моéй, к моéй, с моéй, в моéй, у твоéй, …, у своéй
  15. Предложения со сказуемым (или главным членом) – причастием на =ши типа лес зазеленевши, трава вся сгорелши, посуда была помымши.
  16. Слова: усáдебник ‘участок, на котором находятся дом с хозяйственными посторойками, сад и огород’; подпóлье ‘ход в подполье’; потолóк ‘пространство между потолком и крышей крестьянского жилища’; жúтница ‘постройка для зерна’; армя́к (варианты и производные) ‘мужская верхняя одежда из ткани’; цеп, батóг ‘бьющая часть цепа’; скóрóдить ‘бороновать’; крестéц ‘малая укладка снопов’; жúто ‘ячмень’; в наименовании лошади в начальные периоды ее жизни вычленяются три периода – жеребéнок, стригáч, третьяк; рычúт, ры́кает (о корове); ссакунцы́ и под. ‘муравьи’; погóда ‘плохая, ненастная погода’; посидéнки ‘вечерние собрания молодежи (в помещении)’; вóпúть ‘причитать над покойником‘.
Белозерский д.т. СП1Р1

(группа говоров четвертого ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в говорах Севернорусского д.т. С, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Белозерского д.т. СП1Р1 от других говоров четвертого ранга того же разбиения (то есть от разнородных говоров СП1РР), также относящихся на третьем уровне классификации к разнородным говорам СП1Р, а на втором уровне – к говорам переходной совокупности СП1 (переходной между говорами Новгородского д.т. С1 и Вологодско-Вятского д.т. С2 – см. п. 3.3.2: схема 3). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. В 1-м предударном слоге после мягких согласных в соответствии с /о/ – /е/ –/а/ перед твердыми согласными [е] или [о] – [е] – [а] (у [с’е]стры́ или у [c’о]стры́в [л’е] – [п’а]тóк); перед мягкими [е] – [е] или [и] – [а] ([н’е]сём – [б’е]лю́ или [б’и]лю́г[л’а]дú).
  2. Гласный [о] на месте е (из *е и *ь) в заударном неконечном слоге перед твердыми согласными: вы́[н’о]су, ó[з’о]ро и.т.п.
  3. Гласный [о] в безударном окончании =ей Тв.п. ед.ч. сущ. с основой на парные мягкие согласные: дерéв[н’ой], с дя́[д’о]й и т.п.
  4. Согласный [ч’] на месте ч: [ч’]ай, тý[ч’]а и т.п.
  5. Звук [ф] на месте в перед к’ в середине слова: дé[ф]ки, лá[ф]ки и т.п.
  6. Твердые н и с в сочетании *ньск: жé[нс]кая, деревé[нс]кие и т.п.
  7. В соответствии с конечным сочетанием ст – [с]: мо[с], хво[с] и т.п.
  8. Произношение слова что как [ч’о], [ц’о].
  9. Основа мн.ч. и форма И.п. мн.ч. сущ. волос – волосá.
  10. [Ф] и [х] на месте х в окончании Р. и П. п.п. мн.ч. прилаг.: без молоды́[ф] и без молоды́[х], из бéлы[ф] и из бéлы[х] и т.п.
  11. Нестяженное безударное окончание В.п. ед.ч. прилаг.: крáсн[уjу], вся́к[уjу] и т.п.
  12. Совпадение формы Д. и П. п.п. мн.ч. прилаг.: худы́м, бéлым и т.п.
  13. Основа =мен= Р., В., Д. и П. п.п. личного местоимения 1-л. ед.ч. : у менé, менé, к менé, об менé.
  14. Совпадение окончаний Р. и В. п.п. личных местоим. 1 и 2 л.ед.ч.: у менé (или у мнé), у тебé (или у теé, у тобé) у себé (или у собé), видишь менé, тебé (или теé, тобé) и т.п.
  15. Форма Р.п. ед.ч. местоим. 3.л.жен.р. в сочетании с предлогом – у ей, у ней.
  16. Форма В.п. ед.ч. местоим. 3.л. жен.р. – еé, в еé.
  17. Гласные /е/ и /о/ в окончаниях косв.п.п. ед.ч. местоим. мой, твой, свой: у моей и у моёй, к моей и к моёй. с моей и с моёй, в моей и в моёй, у твоей и у твоёй и т.д.
  18. Сочетания гласных без j на стыке основы и окончания в глаголах типа рабóтает: рабóт[ае]шь, рабóт[ъе]шь, рабóт[ае]т, рабóт[ъе]т, рабóт[ае]м, рабóт[ъе]м и т.п.
  19. Основа в формах наст. вр. глаголов типа печь, беречь: 1 позиция – пе/к/ý, пе/к/ýт, …, бере/г/ý, бере/г/ýт,…; 2 позиция – пе/чó/шь, пе/чó/т,…, бере/жó/шь, бере/жó/т,…; 3 позиция – пе/чó/м, бере/жó/м,…
  20. Безударная возвратная глагольная частица в форме ед.ч. муж.р. прош. вр. на =л=: боя́л[сы], родúл[сы] и т.п.
  21. Слова: подпóлье, карéтник ‘постройка для хоз. инвентаря’; ермя́к (и его варианты) ‘мужская верхняя одежда из ткани’; жúто ‘ячмень’; дéргают ‘убирают лен’; брю́ква; певýн, пеýн ‘петух’; мырчúт, мы́ркает (о корове); будáет (о корове); причитáть, причúтывать ‘причитать над покойником’; словообразовательная модель названий зарослей однородных деревьев и кустарников с суф. =ник= – éльник, малúнник, осúнник и др.; словобразовательная модель названий ягод =ёнк(а), =янк(а) – брусёнка, бруся́нка, земля́нка, костя́нка и т.п.
Костромской д.т. СП31

(группа говоров третьего ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в говорах Севернорусского д.т. С, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Костромского д.т. СП31 от других говоров третьего ранга того же разбиения (то есть от разнородных говоров СП3Р), также относящихся на втором уровне классификации к говорам переходной совокупности СП3 (переходной между говорами Вологодско-Вятского д.т. С2 и Владимирско-Поволжского д.т. С3 – см. п. 3.3.2: схема 3). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. В 1-м предударном слоге после мягких согласных в соответствии с /о/ – /е/ – /а/ перед твердыми согласными [о] – [е] – [а] (у [с’о]стры́ – в [л’е]сý – [п’а]тóк), перед мягкими [е] – [е] – [а] ([н’е]сём – [б’е]лю́г[л’а]дú). На месте е из *е, *ь в 1-ом предударном слоге после мягких согласных – гласный [о]: [н’о]слá, с[в’о]крóвь, [н’о]сýт и т.п.
  2. Гласный [о] на месте е из *ě в 1-м предударном слоге после мягких согласных перед твердыми в словоформах прилаг. из группы седой, гнедой, слепой, немой: [с’о]дáя, г[н’о]дáя, [н’о]мóй и т.п.
  3. Гласный [ъ] на месте а во 2-ом предударном слоге после твердых согласных в окающих говорах: ст[ъ]рикú, д[ъ]лекó и т.п.
  4. Гласный [у] на месте начального о в слове [у]горóд.
  5. Звук [к] в соответствии с х в слове [к]оронúть.
  6. Сочетание [мн] в соответствии с вн в слове да[мн]ó.
  7. Форма Д.п. ед.ч. односложных сущ. III скл. с исконно подвижным ударением в сочетаниях с предлогом по: по гря́зе, по пéче и т.п.
  8. Форма Д.п. ед.ч. сущ. лошадь – к лóшаде.
  9. Форма И.п. мн.ч. сущ. крестьянин – крестья́не.
  10. Конечная гласная фонема /а/ в окончании Р.п. ед.ч. прилаг.: худóг[а], крáсног[а] и/или худóг[ъ], крáсног[ъ] и т.п.
  11. Форма Тв.п. ед.ч. местоим. мой, твой, свой: с моéм, с твоéм. со своéм.
  12. Краткие действит. прич. прош. вр. от глагола идти и однокоренных приставочных – пришóдчи или пришéдчи, ушóдчи или ушéдчи и т.п.
  13. Слова: вязя́нки ‘вязаные рукавицы с одним пальцем’; падóг ‘ручка цепа’; кúта ‘плети гороха’; вéтки ‘плети огурцов’; кóчет ‘петух’; будáет (о корове); враг ‘овраг’; погóда ‘снегопад’; посéдки ‘вечерние собрания молодежи в помещении’; (с)коронúть ‘спрятать’.

ЮЖНОРУССКИЙ ДИАЛЕКТНЫЙ ТИП Ю

(группа говоров первого ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в классифицируемых говорах, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Южнорусского д.т. Ю от других говоров первого ранга, или иначе первого уровня классификации (то есть от говоров Севернорусского д.т. С, Западнорусского д.т. Р и Среднерусских говоров П – см. п. 3.3.2: схема 4). Это следующие признаки.

Типоопределяющие признаки

Фонетические явления

  1. Конечное сочетание [с’т’]: ко[с’т’], го[с’т’] и т.п.

Грамматические явления

  1. Форма В.п. ед.ч. сущ. мать – мáтерю.
  2. Форма И.п. ед. ч. сущ. сверовь – свекрóвья.
  3. Форма прилаг. в сочетании с сущ. исконно ср.р. И.п. ед.ч. с ударенными и безударными окончаниями: большáя селó, большáя плáтье и т.п.
  4. Отмечено нестяженное ударенное окончание В.п.ед.ч. жен.р. прилаг. =[ýйа], =[ýйъ]: молод[ýйа], как[ýйа] и т.п., молод[ýйъ], как[ýйъ] и .т.
  5. Мягкость заднеязычного согласного в исходе основы сущ. и прилаг. с безударными окончаниями в формах Тв.п. мн.ч. – [к’], [г’], [х’]: нúткими, подрýгими, орéхими и т.п.
  6. Мягкость согласных в исходе основы кратких предикативных прилаг. во мн.ч.: сы́[т’и] и/или рá[д’и].
  7. Основа без /л’/ в формах не 1 л. ед.ч. наст. вр. глаголов типа сы́пать, дремáть при их отнесенности к II формообразовательному разряду: сы́плю, сы́пишь (сы́пешь), сы́пит (сы́пет). …, дремлю́ (дрéмлю), дрéмишь (дрéмешь), дрéмит (дрéмет),… и т.п.
  8. Безударная возврат. глагольная частица =/с’и/ в форме ед.ч. муж.р. прош.вр. на =л=: боя́/с’и/, родúл/с’и/ и т.п.
  9. Возврат. глагольная частица в форме 2 л. ед.ч. =/с’с’и/: боú/с’с’и/, несё/с’с’и/ и т.п.

Лексические явления

Cлова: кýтный ‘крепкий’; закýта, закýтка, закýт, закýтук ‘постройки и помещения для скота’; дежá ‘посуда, в которой замешивают тесто’; рогáч ‘ухват’; чáпля ‘сковородник’; разбирáться ‘снимать одежду’; зеленя́ ‘всходы зерновых культур’; хрестéц ‘малая укладка снопов’; одóнье ‘бльшая укладка снопов’; брухáет (о корове); муравлú ‘муравьи’; úкры ‘льдины’; холоднó.

Сопутствующие – Главные признаки

Все приведенные ниже сопутствующие-Гл признаки, как и типоопределяющие, противопоставляют говоры Южнорусского д.т. говорам Севернорусского д.т.. (типоопределяющие признаки отличают говоры Южнорусского д.т. Ю от говоров всех классификационных единиц первого уровня деления – С, П, Р). К сопутствующим они относятся в связи с тем, что относительно широко распространены также в Среднерусских говорах П и/или в говорах Западнорусского д.т. Р (Указание на это, а также степень распространенности каждого из признаков, Главных для первого уровня классификации – и типоопределяющих, и сопутствующих-Гл – в говорах каждой из четырех классификационных единиц первого уровня деления даны в: [Пшеничнова 1996: таблица на с. 190 – 197].

Фонетические явления

  1. Сильное аканье – совпадение /о/ и /а/ в 1-м предударном слоге после твердых согласных в [а] независимо от гласного под ударением: в[а]дá, к[а]сы́ и.т.п. –тр[а]вá, в стр[а]дý и.т.п.
  2. Гласный [ъ] на месте о во 2-м предударном слоге после твердых согласных не между губными и не перед слогом с [у]: м[ъ]локó, ст[ъ]роны́ и т.п.
  3. Диалектные замены начального сочетания согласных в слове пшеница: п[ъ]шенúца, п[а]шенúца, п[ы]шенúца и др.
  4. Отмечен протетический гласный в слове [а]ржанóй.
  5. Гласный [ъ] на месте о после твердых согласных в заударных слогах – неконечном (в гóр[ъ]де, хóл[ъ]дно и т.п.), в конечном закрытом (кóл[ъ]с, хóл[ъ]д и т.п.), в конечном открытом [ъ] или [а] (мнóг[ъ], мéст[ъ] и т.п. или мнóг[а], мéст[а] и т.п.).
  6. Гласный [а] на месте о в абсолютном начале слова в 1-м предударном слоге ([а]тня́л, [а]днý и т.п., в слове [а]пя́ть), во 2-м предударном слоге [а]дногó, [а]топрú и.т.п., в слове [а]гурцы́).
  7. Совпадение гласных на месте е (из *е и *ь) и и в звуках [и] и/или [ь] в заударном конечном закрытом слоге перед твердыми согласными: вы́ [н’и]с, вы́[п’и]л и т.п. и/или вы́[н’ь]с, вы́[п’ь]л и т.п.; в звуке [и] в заударном неконечном слоге перед твердыми согласными: вы́[н’и]су, ó[з’и]ро и т.п. и вы [п’и]ла, вы́ [л’и]ла и т.п.
  8. Гласный [и] и/или [ь] на месте а в заударном неконечном слоге после парных мягких согласных перед твердыми: вы́[т’и]ну, пó[(j)и]са и т.п. и/или вы́- [т’ь]ну, пó[(j)ь]са и т.п. Гласный [и] и/или [ь] заударного слога в словах мé[с’и]ц, зá[(j)и]ц и или мé[с’ь]ц, зá[(j)ь]ц.
  9. Гласный [и] на месте е в безударном окончании 1 л. мн.ч. глаголов с основой на парные по твердости – мягкости согласные: стá[н’и]м, кó[л’и]м и т.п.
  10. Гласный [а] на месте заударного конечного е в окончаниях И. и В. п.п. ед.ч. сущ. ср.р.: пó[л’а], воскресéн[jа] и т.п.
  11. Гласный [а] на месте заударного конечного е в окончании 2 л. мн.ч. глаголов: несé[т’а], лю́би[т’а] и т.п.
  12. Звонкая заднеязычная согласная фонема в сильной и слабой позициях: [g] в сильной – [х] в слабой: дрý[g]а – дру[х], сапо[g]á – сапó[х] и т.п.
  13. В соответствии с /ф/ – /ф’/ литературного языка [хв] и/или [х] – [хв’] и/или [х’]: [Хв]áртук, [хв]óрма и т.п. и/или [х]áртук, [х]óрма, кó[х]та, ти[х] и т.п. – [Хв’]илúпп, кон[хв’]éты и т.п. и/или [Х’]илúпп, кон[х’]éты и т.п..
  14. На месте твердого в в начале слова перед звонкими и глухими согласными – [w]: [w]рéмя, [w]довá и т.п. и [w]сех, [w]тóрник и т.п.
  15. Ув, уво на месте предлогов и приставок в и у: [ув] áрмию, [уф] трú, [ува] снé, [ув] Алёны, [ува]шлá и т.п.
  16. Конечное сочетание ст: мо[ст], хво[ст] и т.п.
  17. В соответствии с сочетанием гд – [д] в словах ко[д]á, то[д]á.
  18. Начальный элемент в слове где – [и]дé.

Грамматические явления

  1. Форма Р.п. ед.ч. сущ. на с ударенными окончаниями и основой на парный твердый согласный в сочетаниях с предлогом у: отмечено =/е/: у женé, у сестрé и т.п.
  2. Отмечено окончание =/у/ в форме П.п. ед.ч. одуш. сущ. муж.р.: при сы́ну, об отцý, на быкý, при помéщику, об женихý, на барáну и т.п.
  3. Основа с =ен= в форме Тв.п. ед.ч. сущ. типа имя, семя: с úменем, с сéменем и т.п.
  4. Форма И.п. мн.ч. сущ. ср.р. с основой на парный твердый согласный – =/и/: óкны, сéлы, вéдры и т.п.
  5. Форма Тв.п. мн.ч. сущ. I и II скл. и прилаг. на =/м’и/: за домá[м’и], рукá[м’и], сёла[м’и] и т.п.; худы́ [м’и], бéлы[м’и] и т.п.
  6. Отмечено окончание в Р. и/или В. п.п. личного месоим. 1. л. ед.ч.: у менé или у мнé, менé или мне.
  7. Основа в формах Д. и П. п.п. личного местоим. 2 л. ед.ч. и возврат. – т/о/б=, с/о/б=: т/о/бé, с/о/бé и т.п.
  8. Окончание Р. и В. п.п. личных местоим. 1 и 2 л. ед.ч. и возврат. =/е/: у менé (или у мнé), у тобé, у собé; видишь менé, тобé и т.п.
  9. Односложное окончание Р., Д., П., Тв. п.п. ед.ч. жен.р. местоим. тот, один =/ей/: тэй, однэ́й.
  10. /Т’/ в окончании 3 л. глаголов: несé/т’/, несý/т’/, знáе/т’/, знáю/т’/; спи/т’/, спя/т’/, лю́би/т’/, лю´бят’/ и т.п.
  11. Фонема /е/ в ударенном окончании 3 л. ед.ч. глаголов I спряж. с основой на парный твердый согласный: нес/é/т, бер/é/т и т.п.
  12. Окончание =утл. мн.ч. глаголов не I спряж.: нóсют, лю́бют и т.п.
  13. Основа в формах наст. вр. глагола лечь: 1 позиция – ля́/ж/у, ля́/ж/ут; 2 позиция – ля́/ж/ешь, ля́/ж/ет и т.п.
  14. Форма инфинитива глаголов типа плести, грести – плесть, гресть и т.п.
  15. Прич. на =мши от глаголов с основой прош. вр. на гласный: устáмши, взя́мши, одéмши, éмши и т.п.

Лексические явления.

  1. Cлова: хáта; дéжка ‘посуда, в которой растворяют тесто’; цеп; скорóдúть ‘бороновать’; зéлень ‘всходы зерновых культур’; берýт ‘убирают лен’; жерёбная; кóтная ‘суягная’; ревёт (о корове); брéшет (о собаке); стёжка ‘пешеходная дорожка’; вёдро ‘хорошая погода, ясная погода’; игрáть ‘петь’; грéбовать, грéбать ‘брезговать’.

Западный южнорусский д.т. (Ю1)

(группа говоров второго ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в говорах Южнорусского д.т. Ю, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Западного южнорусского д.т. Ю1 от говоров других классификационных единиц второго ранга того же разбиения (то есть от говоров Юго-восточного д.т. Ю2, говоров переходной совокупности ЮП – переходной между говорами Западного южнорусского д.т. Ю1 и Юго-Восточного д.т. Ю2 – и разнородных говоров ЮР – см. п. 3.3.2: схема 4), также относящихся на первом уровне классификации к говорам Южнорусского д.т. Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. Сильное яканье: в 1-м предударном слоге после мягких согласных в соответствии с /о/ – /е/ – /а/ и перед твердыми, и перед мягкими согласными [а] – [а] – [а]: [в’а]снáв [л’а]сý – [п’а]тóк и т.п. и [н’а]сём – [б’а]лю́г[л’а]дú и т.п.
  2. Гласный [а] заударного слога в словах зá[jа]ц, мé[с’а]ц.
  3. На месте твердого в перед звонкими и глухими согласными в середине слова – [в]: прá[в]да, да[в]нó и т.п. и трá[в]ка, о[в]сá и т.п.
  4. Звук [в] на месте твердого в на конце слова в окончании =ов Р.п. мн.ч. сущ. и в основах: столó[в], домó[в] и т.п. и готó[в], рукá[в] и т.п.
  5. Звук [в] на месте в мягкого на конце слова: любó[в], остá[в] и т.п.
  6. Форма И.п. ед.ч. сущ. свекровь – свекрóвья.
  7. Отмечена твердость задненёбных согласных в исходе основы прилаг. перед безударными окончаниями И.п. мн.ч.: тóнкыи, тóнкаи и.т.п., вся́кыи, вся́каи и т.п.
  8. Слова: сущ. с основой закýт= ‘помещение (посторойка) для скота’; кубáн ‘глиняный высокий сосуд с узким горлом для молока’; саламáть ‘каша из муки’; велёк ‘орудие для выколачивания белья при стирке’; чáпля ‘сковородник’; держáлень ‘ручка цепа’; цепúнка ‘бьющая часть цепа’; жнéвье ‘сжатое поле’; [g]о[g]óчет, [h]о[h]óчет (о лошади); комарú ‘муравьи’.

Говоры Западного южнорусского д.т. Ю1 противопоставляются говорам Юго-восточного д.т. Ю2 (то есть говорам другого диалектного типа того же разбиения) также следующими сопутствующимиГл признаками (эти признаки являютя сопутствующими, так как относительно широко распространены в других говорах Южнорусского д.т. Ю того же, второго, ранга – см. п. 3.3.2: схема 4):

  1. Аканье диссимилят. жиздринского типа: совпадение /о/ и /а/ в [а] при ударенных и́, ý, ó, é (в[а]дúчка – тр[а]вы́, к[а]зý – тр[а]вý, в[а]дóй – тр[а]вóй и т.п.) и в гласном не-[а] при ударенном á (в[ъ]дá – тр[ъ]вá и т.п.).
  2. В 1-м предударном слоге после мягких согласных яканье диссимилятивное. Суджанский тип диссимилят. яканья.
  3. Протетический [и] в словах с начальным сочетанием «плавный + согласный» в ударенном слоге (кроме слова ржи): [и]ржáть, [и]льдóм и т.п.
  4. Гласный [а] на месте заударного конечного е в окончании 2 л. мн.ч. глаголов: несé[т’а], лю́би[т’а] и т.п.
  5. Звонкая заднеязычная согласная фонема в сильной и слабой позиции: [g] в сильной позиции – [х] в слабой: дрý[g]а (дрý[h]а) – дру[х] и т.п.
  6. [Шш] не на стыке морфем: я́[шш]ик, [шш]ýка и т.п., в слове ещё. [Шш] в слове счет и днокоренных.
  7. [Жж]: é[жж]у, вó[жж]и и т.п.; в словах с корне дожд=: до[жж]á и т.п.
  8. Звуки [хв] и/или [х] – [хв’] и/или [х’] в соответствии с /ф/ – /ф’/ литерат. языка: [хв]áртук, [хв]óрма и т.п. и/или [х]áртук, [х]óрма и т.п. – [Хв’]илúпп, кон[хв’]éты и т.п. и/или [Х’]илúпп, кон[х’]éты и т.п.
  9. Звук [ў] на месте твердого в перед звонкими и глухими согласными в середине слова: прá[ў]да, да[ў]нó и т.п. и трá[ў]ка, о[ў]сá и т.п., перед к’: дé[ў]ки, лá[ў]ки и т.п. и на конце слова в окончании =ов Р.п. мн.ч. сущ. и в основах: столó[ў], домó[ў] и т.п. и готó[ў], рукá[ў] и т.п.
  10. Звук [в] или [w] на месте твердого в перед звонкими и глухими согласными в начале слова: [в]рéмя, [в]довá и т.п. и [в]сех, [в]тóрник и т.п. или [w]рéмя, [w]довá и т.п. и [w]сех, [w]тóрник и т.п.
  11. Ув, уво на месте приставок и предлогов в и у: [ув] áрмию, [уф] трú, [ува] снé, [ув] Алёны, [ува]шлú и т.п.
  12. Встречается протетический [в] перед ударенными [о] и [у]: [вó]кна, [вó]сень и т.п. и [вý]тка, [вý]чит и т.п.
  13. [К’] на месте к твердого после этимологически парных мягких согласных, после звуков, выступающих на месте этимологического ч, и после j: Вáнь[к’а], рéдь[к’а] и т.п., доч[к’а], дéвоч[к’а]и т.п., чай[к’ý], копéй[к’а] и т.п.
  14. Твердые м, п на месте мягких м, п, б на конце слова: гóлу[п], се[м], сы[п] и т.п.
  15. Сочетание [мн] в соответствии с вн в словах да[мн]ó, ра[мн]ó.
  16. Форма Д. и П. п.п. ед.ч. сущ. на с ударенными окончаниями и основой на парный твердый согласный – =/и/ наряду с =/е/: в воды́ и в водé, на сестры́ и на сестрé и т.п.
  17. Безударное окончание в форме Тв.п. ед.ч. сущ. жен.р. I скл. — =/оjу/ наряду с =/оj/: лáвкою и лáвкой, бáбою и бáбой, сáжею и сáжей и т.п.
  18. Форма П.п. ед.ч. односложных сущ. III скл. с исконно подвижным ударением: в грязú, на печú и т.п.
  19. Форма И.п. ед.ч. сущ. мать – мать; форма В.п. ед.ч. – мáтерю.
  20. Форма прилаг. в сочетаниях с сущ. исконно ср.р. с ударенными и безударными окончаниями в И.п. ед.ч.: большáя селó, большáя платье и т.п.
  21. Форма П.п. ед.ч. сущ. лес – в лéсе.
  22. Отмечено окончание =/у/ в форме П.п. ед.ч. неодуш. сущ. муж.р. с неодносложной основой и неподвижным ударением на основе с основой на заднеязычный (в сарáйчику, на стóлику и т.п.), одуш. сущ. муж.р. (при сы́ну, на быкý, при помéщику, об женихý, на барáну и т.п.), сущ. ср.р. (на окнý, в плáтью, в молокý, в учúлищу и т.п.).
  23. Отмечено ударенное окончание =[ýйа], =[ýйъ] В.п. ед.ч. прилаг.: молод[ýйа], как[ýйа] и т.п., молод[ýйъ], как[ýйъ] и т.п.
  24. Согласная /г/ в окончании Р.п. ед.ч. прилаг.: бéло/г/о, так/ó/го и т.п.
  25. Гласная /о/в ударенном окончании П.п. ед.ч. прилагат. муж. и ср.р. с основой на заднеязычный согласный: в какóм, другóм, сухóм и т.п.
  26. Основа в формах Д. и П. п.п. личного местоим. 2 л. ед.ч. и возврат.: т/о/бя́, с/о/бя́ или т/о/бé, с/о/бé.
  27. Окончание =/е/ в Р. и В. п.п. личных местоим. 1 и 2 л. ед.ч. и возврат.: у менé (или у мнé), у тебé (или у теé, у тобé), у себé (или у собé); видишь менé, тебé (или теé, тобé) и т.п.
  28. Форма В.п. ед.ч. местоим. 3 л. жен.р. – еé, в еé.
  29. Окончание =/ей/ Р., Д., П., Тв. п.п.ед.ч. жен.р. местоим. тот, один – тэй, однэ́й.
  30. /Т’/ в окончаниях 3 л. глаголов: несé/т’/, несý/т’/, знáе/т’/, знáю/т’/; спи/т’/, спя/т’/, лю́би/т’/, лю́бя/т’/ и т.п.
  31. Отмечено отсутствие конечного т в окончаниях 3 л.ед.ч. глаголов I и II спряж. с ударением на основе: он стáне (стáня), игрáе (игрáя) и т.п.; он хóди (хóдя), нóси (нóся) и т.п.
  32. Фонема /е/ в ударенных окончаниях глаголов I спряж. с основой на парный твердый согласный: 2 л. ед.ч. нес/é/шь, бер/é/шь и т.п.; 3 л. ед.ч. нес/é/т, бер/é/т и т.п.; 1 л. мн.ч. нес/é/м, бер/é/м и т.п.; 2 л. мн.ч. нес/é/те, бер/é/те и т.п.
  33. На стыке основы и окончания в глаголах I спряж. сочетания =/ájе/ (зн/ájе/шь, зн/ájе/т, зн/ájе/м, быв/ájе/шь и т.п.), =´/аjе/ (рабóт/аjе/шь, рабóт/аjе/т, рабóт/аjе/м, дéл/аjе/шь и т.п.), =/éjе/ (бел/éjе/шь, бел/éjе/т, бел/éjе/м и т.п.)
  34. Основа в формах наст. вр. глаголов типа печь, беречь: 1 позиция – пе/к/ý, пе/к/ýт …, бере/г/ý, бере/гý/т …; 2 позиция – пе[к’é]шь, пе[к’é]т …, бере[г’é]шь, бере[г’é]т …; 3 позиция – пе[к’é]м …, бере[г’é]м …и т.п.
  35. Деепричастия на =вши или на =мши от глаголов с основой прош. вр. на гласный: устáвши, взя́ши, одéвши, éвши и т.п. или устáмши, взя́мши, одéмши, éмши и т.п.
  36. Пространственные конструкции с предлогом с: вытащить с озера, вылезти с ямы, приехать с Воронежа и т.п.
  37. Cлова: хáта; мост ‘пол’; дежá ‘посуда, в которой растворяют тесто’; махóтка ‘глиняная посуда для молока в форме высокого сосуда с высоким горлом’; валёк ‘орудие для выколачивания белья при стирке’; емкú и рогáч (рогачú) ‘ухват’; вязёнки, вязéнки ‘вязаные рукавицы с одним пальцем’; лáтка ‘заплата’; платúть ‘чинить одежду, ставя заплаты’; косьё ‘косовище’; скорóдúть ‘бороновать’; зеленя́ ‘всходы зерновых культур’; мóрква ‘морковь’; бурáк ‘свёкла’; картóфель; пискля́та (писклёнки, писклятёнки) ‘цыплята’; жерёбная; кóтная ‘суягная’; кóлет и брухáет (о корове); гáвкает (о собаке); название лошади в начальные периоды ее жизни с вычленением трех периодов – сосýн, стригýн, третья’к; подзывные слова для лошадей – кось, кóся, кась, кáся и т.п.; кры́ги, крúги ‘льдины’; погóда ‘хорошая, ясная погода’; балáкать(баля́кать, баляля́кать) ‘разговаривать’; голосúть, голóсить, голосовáть ‘причитать над покойником’; грéбовать, грéбать ‘брезговать’; дю́же ‘очень’.
Курско-Орловский д.т. Ю11

(группа говоров третьего ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в говорах Южнорусского д.т. Ю, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Курско-Орловского д.т. Ю11 от других говоров третьего ранга того же разбиения (то есть от разнородных говоров Ю1Р), также относящихся на втором классификационном уровне к говорам Западного южнорусского д.т. Ю1 (см. п. 3.3.2:схема 4). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. Суджанский тип диссимилятивного яканья.
  2. Отмечен протетический [и] в словах с начальным сочетанием «плавный + согласный» в ударенном слоге: [и]ржú, [и]ржáть, [и]льдóм и.т.п.
  3. Совпадение в [а] гласных на месте е (из *е и *ь) и и в заударном конечном закрытом слоге перед твердыми согласными: вы́[н’а]с и вы́[п’а]л и т.п.
  4. Согласный [ш’] на месте ч: [ш’]ай, тý[ш’]а и т.п.
  5. [Шш] в соответствии с сч в слове счет.
  6. Протетический [в] перед ударенными [о] и [у]: [вó]кна, [вó]сень и т.п. и [вý]тка, [вý]чит и т.п.
  7. Твердые [м], [п] на месте мягких м, п, б на конце слова: се[м], сы[п], гóлу[п] и т.п.
  8. Звук [в] на месте в мягкого на конце слова: любó[в], остá[в] и т.п.
  9. [Мн] в соответствии с вн в словах да[мн]ó, ра[мн]ó.
  10. Форма 3 л. ед.ч. глаголов I спряж. с ударенными окончаниями только с конечным т: несёт, берёт и т.п.
  11. Слова: кубáн ‘глиняная посуда для молока в форме высокого сосуда с узким горлом‘; поварúха ‘каша из мукиó; прáльник ‘орудие для выколачивания белья при стиркеé; емкú ‘ухват’; свúта (свúтя, свит, свúточка, полсвúток) ‘мужская верхняя одежда из ткани‘; вязёнки, вязе́нки ‘вязаные рукавице с одним пальцем’; нáвязь ‘приспособление, соединяющее ручку и бьющую часть цепа’; одóнок ‘большая укладка снопов; мóрква ‘морковь’; кóлет (о корове).
Верхнедонской д.т. Ю1Р1

(группа говоров четвертого ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в говорах Южнорусского д.т. Ю, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Верхнедонского д.т. Ю1Р1 от других говоров четвертого ранга того же разбиения (то есть от разнородных говоров Ю1РР), также относящихся на третьем классификационном уровне к разнородным говорам Ю1Р, а на втором уровне – к говорам Западного южнорусского д.т. Ю1 (см. п. 3.3.2: схема 4). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. Типы яканья: умеренно-диссимилятивное, задонский тип дисимилятивного яканья, обоянский тип диссимилятивного яканья, новоселковский тип ассимилятивно-диссимилятивного яканья, новоселковский тип умеренно-диссимилятивного яканья.
  2. Гласный [а] на месте о во 2-м предударном слоге после твердых согласных не между губными и не перд слогом с [у]: м[а]локó, ст[а]роны´ и т.п.
  3. Конечное сочетание [с’т’]: ко[с’т’], го[с’т’] и т.п.
  4. Формы ед.ч. сущ. муж.р. с суфф. =ишк=, обозначающих лицо, только по II скл.: мальчúшко, от мальчúшка, к мальчиúшку, с мальчúшком.
  5. Отсутствие конечного т в окончаниях 3 л. мн.ч. глаголов II спряж. с ударением на окончании: они сидя́, кричá и т.п.
  6. Фонема /е/ в ударенном окончании глаголов I спряж. с основой на парный твердый согласный: 2 л. ед.ч. (нес/é/шь, бер/é/шь и т.п.), 1 л. мн.ч. (нес/é/м, бер/é/м и т.п.), 2 л. мн.ч. (нес/é/те, бер/é/те и т.п.).
  7. Основа в формах наст. вр. глаголов типа печь, беречь: 1 позиция – пе/к/ý, пе/к/ýт …, бере/г/ý, бере/г/ýт …; 2 позиция – пе[к’é]шь, пе[к’é]т …, бере[гé]шь, бере[г’é]т …; 3 позиция – пе[к’é]м …, бере[г’é]м
  8. Слова: корчáжка ‘глиняная посуда для молока в форме высокого сосуда с узким горлом’; шýбенки ‘сшитые рукавицы с одним пальцем’; держáлень ‘ручка цепа’; пискля́та (писклёнки, писклятёнки) ‘цыплята’; курéнь ‘шалаш’.

Юго–восточный д.т. Ю2

(группа говоров второго ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в говорах Южнорусского д.т. Ю, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Юго-восточного д.т. Ю2 от говоров других классификационных единиц второго ранга того же разбиения (то есть от говоров Западного южнорусского д.т. Ю1, переходной совокупности ЮП – переходной между говорами Западного южнорусского д.т. Ю1 и Юго-восточного д.т. Ю2 – и разнородных говоров ЮР), также относящихся на первом уровне классификации к говорам Южнорусского д.т. Ю (см. п.3.3.2: схема 4). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. Звонкая заднеязычная согласная фонема в сильной и слабой позиции: [г] в сильной – [к] в слабой (дрý [г]а – дру[к], сапо[г]á – сапó[к] и т.п.
  2. Звук [к] в соответствии с х в словах [к]лев, [к]оронúть.
  3. Сочетание [мн] в соответствии с вн в слове [мн]ук.
  4. С на месте ч в слове пшенúсный.
  5. Начальный элемент в слове [г]де.
  6. Гласная фонема /е/ или /и/в ударенном окончании П.п. ед.ч. прилаг. муж. и ср.р. с основой на заднеязычный согласный: в какéм, другéм, сухéм и т.п. или в какúм, другúм, сухúм и т.п.
  7. Отмечена гласная фонема /и/ в ударенном окончании П.п. ед.ч. прилаг. муж. и ср. р.с основой на парные твердые и шипящие согласные: в худы́м, на большúм и т.п.
  8. Мягкость заднеязычного согласного основы в П.п. ед.ч. прилаг. муж. и ср.р. с безударными окончаниями: в тóн[к’и]м, в тóн[к’ь]м, в дóл[г’и]м, в дóл[г’ь]м и т.п.
  9. Стяжение гласных в окончании И. и В. п.п. ед.ч. прилаг. жен.р. и И.п. ед.ч. прилаг. ср.р.: крáсна, хорóша, дóлга, сúня и т.п.; крáсну, хорóшу, дóлгу, сúню и т.п.; крáсно, хорóшо, дóлго, сúнё и т.п.
  10. Без стяжения отмечено только как[óо] (как[óе]) или так[óо] (так[óе]).
  11. Стяжение гласных на стыке основы и окончания в глаголах I спряж.: зн[а]шь, зн[а]т, зн[а]м, быв[á]шь и т.п.; рабóт[а]шь, рабóт[а]т, рабóт[а]м или рабóт[ъ]шь и т.д. и т.п.; син[é]шь, син[é]т, син[é]м и т.п.
  12. Гласная /е/ в окончании И.п. мн.ч. местоим. моé, твоé, своé и в окончании косв. п.п. моéх, моéм, моéми, тоéх и т.д.
  13. /Т/ в окончаниях 3 л. глаголов: несé/т/, несý/т/, знáе/т/, знáю/т/, спи/т/, спя/т/, лю́би/т/, лю́бя/т/ и т.п.
  14. Форма инфинитива глаголов с основой на заднеязычный согласный – сечú, беречú и т.п.
  15. Постпозитивная частица от отмечена в грамматически согласованном употреблении с формами И. (В.) п.ед.ч. муж.р.: дóм-от, сы́н-от, телóк-от и т.п.
  16. Постпозитивная частица ти отмечена в несогласованном употреблении (в акающих говорах в виде [т’е], [т’и],[т’ь]): кýр-[т’е], селóм-[т’и], косóй-[т’ь] и.т.п.
  17. Слова: коню́шня ‘постройка для скота’; клев; зы́бка; сковорóдник; кадýшка ‘ручка цепа’; окóсево ‘косовище’; бороновáть; озимя́ ‘всходы зерновых культур’; кладь ‘большая укладка снопов’; назём ‘навоз’; суя́гная (об овце); пыря́ет (о корове); враг ‘овраг’; бáять и каля́кать ‘разговаривать’; вопúть, вóпить ‘причитать над покойником’; брéзговать, брéзгать; словообразовательная модель названий ягод – =иг(а): бруснúга, землянúга, чернúга и т.п.

 Говоры Юго-восточного д.т. Ю2 противопоставляются говорам Юго-западного д.т. Ю1 (то есть говорам другого диалектного типа того же разбиения) также следующими сопутствующими-Гл признаками (эти признаки являются сопутствующими, так как относительно широко распространены в других говорах Южнорусского д.т. Ю того же, второго, ранга – см. п. 3.3.2: схема 4).

  1. Умеренное яканье.
  2. Диалектные замены начального сочетания согласных в слове смородина: с[ъ]морóдина, с[а]морóдина, с[ы]морóдина и т.д.
  3. [Ш’ш’] в слове е[ш’ш’]ё.
  4. [Ж’ж’] в словах c корнем дождь=.
  5. Звуки [ф] – [ф’] в соответствии с /ф/ – /ф’/ литературного языка: [ф]áртук, [ф]óрма и т.п. – [Ф’]илúпп, кон[ф’]éты и т.п.
  6. На месте твердого в в середине и в начале слова перед звонкими согласными – [в], перед глухими – [ф]: прá[в]да, да[в]нó и т.п. – трá[ф]ка, о[ф]сá и т.п.; [в]рéмя, [в]довá и т.п. – [ф]сех, [ф]тóрник и т.п.
  7. Звук [ф’] на месте в мягкого на конце слова: любó[ф’], остá[ф’] и т.п.
  8. Звук [ф’] на месте в перед [к’] в середине слова: дé[ф’]ки, лá[ф’]ки и т.п.
  9. Отмечены [п’], [м’] на месте п, б, м перед [к’]: лá[п’к’]и, бá[п’к’]и, мá[м’к’]и и т.п.
  10. Мягкий н в сочетании *ньц: сó[н’]це, полотé[н’]це и т.п.
  11. Форма П.п. ед.ч. односложных сущ. III скл. с исконно подвижным ударением: в грязé, на печé и т.п.
  12. Форма И. и В.п.п. ед.ч. сущ. мать – мать.
  13. Форма И.п. ед.ч. сущ. свекровь – свекрóвь.
  14. Форма П.п. ед.ч. сущ. конец – на (в, при, о) концé.
  15. Граммат. род и форма И.п. ед.ч. сущ. мышь – сéрая мышь.
  16. Отмечено окончание =ов в Р.п. мн.ч. у сущ. жен.р. с основой на один согласный (парный твердый) и у сущ., которые могут иметь в Р.п. разные основы: я́годов, кóзов и т.п., бáбушков, пáлков и т.п.; окончание =ев у сущ. на =ня: пáшнев, я́блонев, дерéвнев и т.п.
  17. Твердость согласных в исходе основы кратких предикативных прилаг. во мн.ч. типа сы́[ты], рá[ды]).
  18. Окончание =/а/ Р. и В. п.п. личных местоим. 1 и 2 л. ед.ч. и возврат.: у меня́ (или у мня́), у тебя́ (или у тея́, у тобя́), у себя́ (или у сея́, у собя́); видишь меня́ (или мня), тебя́ (или тея́, тобя́) и т.п.
  19. Форма Р.п. ед.ч. местоим. 3. л. жен.р. в сочетании с предлогом – у её, у неё.
  20. Форма И.п. мн.ч. местоим. 3.л. – онé.
  21. Основа на /л’/во всех формах парадигмы наст. вр. глаголов типа сы́пать, дремáть при их отнесенности к II формообразовательному разряду: сы́плю, сы́плешь, сы́плет …, дремлю́ (дрéмлю), дрéмлешь, дрéмлет и т.п.
  22. Слова: избá; пóдпол ‘ход в подполье’; хлев, клев (охлéв, оклéв); лю́лька; квашня́ ‘посуда, в которой растворяют тесто’; горшóк ‘глиняная посуда для молока в форме высокого сосуда с узким горлом’; ухвáт; вáрежки, вя́режки ‘вязаные рукавицы с одним пальцем’; голúцы ‘сшитые рукавицы с одним пальцем’; окóсье ‘косовище’; жнúва (жнúв[а], жнúв[ъ]); одóнье ‘большая укладка снопов’; гнёт ‘жердь, скрепляющая укладку снопов и/или сена на возу’; моркóвь; жерёбая и берёжая ‘жерёбая’; ржёт (о лошади); погóда ‘снегопад’; вёдро ‘хорошая, ясная погода’; бóльно ‘очень’.
Пензенский д. т. Ю21

(группа говоров третьего ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в говорах Южнорусского д.т. Ю, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Пензенского д.т. Ю21 от других говоров третьего ранга того же разбиения (то есть от разнородных говоров Ю2Р), также относящихся на втором уровне классификации к говорам Юго-восточного д.т. Ю2 (см. п. 3.3.2: схема 4). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. Отмечен [х] в окончании Р.п. мн.ч. сущ.: домó[х], местó[х], я́годо[х] и т.п.
  2. Форма П.п. ед.ч. местоим. мой, твой, свой: в моúм, в твоúм, в своúм.
  3. /Т/ в окончаниях 3 л. глаголов: несé/т/, несý/т/, знáе/т/, знáю/т/; спи/т/, спя/т/, лю́би/т/, лю́бя/т/ и т.п.
  4. Утрата j и стяжение гласных на стыке основы и окончания в глаголах I спряж.: зн[а]шь, зн[т], зн[а]м, быв[á]шь и т.п.; рабóт[а]шь, рабóт[а]т, рабóт[а]м или рабóт[ъ]шь и т.п.; бел[é]шь, бел[é]т, бел[é]м и т.п.; торг[ý]т, во[йý]т и т.п.
  5. Ударенная возврат. глагольная частица =/с’и/ в форме ед.ч. муж.р. прош. времени на =л=: взял/с’и́/, родил/с’и́/ и т.п.
  6. Слова: пýтце ‘приспособлениее, соединяющее ручку и бьющую часть цепа’; озимя́ ‘всходы зерновых культур’; кладь ‘большая укладка снопов’; бастры́к ‘жердь, скрепляющая укладку снопов или сена на возу’; пыря́ет и брыкáет (о корове); вопúть, вóпить ‘причитать над покойником’; бóльно ‘очень’.
Тульский д.т. ЮП11

(группа говоров четвертого ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в говорах Южнорусского д.т. Ю, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Тульского д.т. ЮП11 от других говоров четвертого ранга того же разбиения (то есть от разнородных говоров ЮП1Р), также относящихся на третьем уровне классификации к говорам однородной группы ЮП1, не имеющей типа, а на втором уровне – к говорам переходной совокупности ЮП (переходной между говорами Западного южнорусского д.т. Ю1 и Юго-восточного д.т. Ю2 – см. п. 3.3.2: схема 4). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. Гласный [и] в безударном окончании =ей Тв.п. ед.ч. сущ. с основой на парные мягкие согласные: дерéв[н’и]й, с дя́ [д’и]й и т.п.
  2. Редукция гласных до нуля в безударном положении только в соседстве с сонорными согласными и в: пе[р’к]рестúть, [ср]афáн, [пл]атéнце, [g]варúт и т.п.
  3. Произношение слова что как [ш’ш’]о.
  4. Наличие полногласного сочетания в слове кóром.
  5. Форма Тв.п. ед.ч. сущ. III скл. на =/оj/: пéчей, лóшадей и т.п.
  6. Отмечены окончания I скл. у сущ. ср.р. с ударением на основе в В.п. ед.ч.: в стáду, на плáтью, в правлéнью, на слóву и т.п.; в единичных случаях отмечены окончания I скл. у тех же сущ. в Р., Д. п.п.: из стáды, к стáде и т.п.
  7. Форма жен.р. прилаг. в сочетании с сущ. исконно ср.р. в П.п. ед.ч.: в болшóй селé, в большóй плáтье, в нáшей селé, в нáшей плáтье и т.п.
  8. Форма П.п. ед.ч. сущ. конец – на (в, при, о) концé.
  9. Грамматический род и форма И.п. ед. ч. сущ. мышь – сéрая мышь (реже мышá).
  10. Двусложное безударное окончание =´[ыjа] или =´[ыjъ] И п. мн.ч. прилаг.: бéл[ыjа] или бéл[ыjъ], рóвн[ыjа] или рóвн[ыjъ] и т.п.
  11. Основа и место ударения в формах наст. вр. глагола мочь: 1 позиция – мо/г/ý; 2 позиция – мо[г’]éшь, мо[г’]éт …; 3 позиция – мó/г/ут.
  12. Ударенная возвратная частица =/с’е/ в форме ед.ч. муж. р. прош. вр. на =л=: взял/с’é/, родил/с’é/ и т.п.
  13. Слова: хáта; кýтный (в сочетании со словом ýгол); закýтать ‘закрыть печь, трубу после топки’; хлевушóк, клевушóк ‘помещение для скота при доме’; зы́бка; горшóк ‘глиняная посуда для молока в форме высокого сооуда с узким горлом’; цáпельник, цáпальник, цáпленик ‘сковородник’; зипýн ‘мужская верхняя одежда из ткани’; тепéц ‘бьющая часть цепа’; упрёг ‘период работы без перерыва’; брухтáет (о корове); погóда ‘снегопад’; сидéлки ‘вечерние собрания молодежи (в помещении)’.
Тамбовский д.т. ЮП21

(группа говоров четвертого ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в говорах Южнорусского д.т. Ю, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Тамбовского д.т. ЮП21 от других говоров четвертого ранга того же разбиения (то есть от разнородных говоров ЮП2Р), также относящихся на третьем уровне классификации к говорам однородной группы ЮП2, не имеющей типа, а на втором уровне – к говорам переходной совокупности ЮП (переходной между говорами Западного южнорусского д.т. Ю1 и Юго-восточного д.т. Ю2 – см. п. 3.3.2: схема 4). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. Гласный [а] на месте ы в заударном конечном закрытом слоге: вы́м[а]л, вы́б[а]л и т.п.
  2. Гласный [а] в соответствии с /о/ в безударных окончаниях сущ. с основой на парные мягкие согласные и j: кáм[н’а]м, сарá[jа]в и т.п.
  3. Гласный [а] в безударном окончании =ей Тв.п. ед.ч. сущ. с основой на парные мягкие согласные: дерéв[н’а]й, с дя́ [д’а]й и т.п.
  4. Ударенный гласный [а] на месте а между мягкими согласными: [д’á]дя, [м’á]чик и т.п., но отмечено плем[é]нник.
  5. На месте твердого в в середине слова перед звонкими и глухими согласными – [в]: прá[в]да, да[в]нó и т.п., трá[в]ка, о[в]сá и т.п.; звук [в] на месте в перед [к’]: дé[в]ки, лá[в]ки и т.п.
  6. [Ув], [уво] на месте приставок и предлогов в и у только с формами косв. п.п. местоим. весь: [ува] всех, [ува] всё и т.п.
  7. Звук [в’] на месте в мягкого на конце слова: любó[в’], остá[в’] и т.п.
  8. Чн в слове мучнóй.
  9. Начальный элемент в слове где – [и]дé, [й]де.
  10. Отмечено окончание =/е/ в Р.п. ед.ч. сущ. на с ударенными окончаниями и основой на парный твердый согласный в беспредложных сочетаниях: нет женé, две сестрé и т.п.
  11. Форма Д.п. ед.ч. односложных сущ. III скл. с исконно подвижным ударением в сочетании с предлогом: к грязú, к печú и.т.п.
  12. Форма П., Д. п.п. ед.ч. сущ. лошадьна лошадú, к лошадú.
  13. Отмечено безударное окончание =´/у/ в форме П.п. ед.ч. неодуш. сущ. муж.р. с неодносложной основой и неподвижным ударением на основе с основой на заднеязычный: в сарáйчику, на стóлику и т.п.
  14. Форма П.п. ед.ч. сущ. конецна (в, при, о) концé.
  15. Основа мн.ч. с суфф. =/j/= у сущ. сватсватья́ (свáтья).
  16. Основа мн.ч. сущ. дядя, равная основе ед.ч., – дядú (дя́ди).
  17. Мягкость согласного в исходе основы кратких предикативных прилаг. во мн.ч. (типа сыты, рады) – отмечено виновá[т’и].
  18. Форма сравнит ст. хýжее (=ей) или хужéе (=éй).
  19. Отсутствие конечного т в окончаниях 3 л.ед.ч. глаголов I и II спряж. с ударением на основе: он несё (несé), берё (берé) и т.п.; он хóди (хóдя), нóси (нóся) и т.п.
  20. Форма инфинитива глагола идти – итúть.
  21. Страдат. прич. прош вр. от глаголов с основой инфинитива на =оро=, =оло= с суффиксом =н=: кóлóный, распóрóно и т.п.
  22. Слова: цепúнка ‘бьющая часть цепа’; морквá; подзывные слова для коров – ϕýжы́, ϕужé, ϕужéнь, ϕужы́нь, ϕужéнька и т.п.; пахáть ‘небрежно, крупно, в большом количестве резать хлеб’.
Рязанский д.т. ЮПП1

(группа говоров четвертого ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в говорах Южнорусского д.т. Ю, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Рязанского д.т. ЮПП1 от других говоров четвертого ранга того же разбиения (то есть от разнородных говоров ЮППР), также относящихся на третьем уровне классификации к говорам переходной совокупности ЮПП (переходной между группами ЮП1 и ЮП2), а на втором уровне – к говорам переходной совокупности ЮП (переходной между говорами Западного южнорусского д.т. Ю1 и Юго-восточного д.т. Ю2 – см. п. 3.3.2: схема 4). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. Сильное яканье и ассимилятивно-диссимилятивное яканье (наличие зависимости качества гласного предударного слога от качества гласного ударенного слога).
  2. Гласный [а] на месте у в заударном конечном закрытом слоге: óк[а]нь, фáрт[а]к и т.п.
  3. Совпадение гласных на месте е (из *е и *ь) и и в [а] в заударном конечном закрытом слоге перед твердыми согласными: вы́ [н’а]с и вы́ [п’а]л и т.п.
  4. Редукция гласных до нуля во 2-м предударном слоге в соседстве с сонорными и несонорными согласными: [ср]афáн, пе[рв’]елú, [пта]лóк, [дп]ятú, [зgа]рéлось и т.п.
  5. [Шш] в слове ещё: е[шш]ё.
  6. [Жж] в словах с корнем дожд=: до[жж]á, до[жж]óм и т.п.
  7. Мягкий н в сочетании *ньц: сó[н’]це, полотé[н’]це и т.п.
  8. [Х] в соответствии с предлогом к перед [п]: [х] попý, [х] пáрню и т.п.
  9. Форма П.п. ед.ч. сущ. лошадь – на лошадé.
  10. Формы страдат. прич. прош. вр. от глаголов II спряж. на =ить с суффиксом =т=: (под)ложúта, (на)рубúты, рáнитый, (с)хорóнитые и т.п.
  11. Слова: мост ‘сени’; чáпля ‘сковородник’; зипýн ‘верхняя одежда из ткани’; тепéц ‘бьющая часть цепа’; гуж ‘приспособление, соединяющее ручку и бьющую часть цепа’; волóчúть ‘бороновать’; жердь ‘жердь, скрепляющая укладку снопов или сена на возу’; картóвь; плéти ‘стебли гороха и огурцов’; толкáет (о корове); подзывные для коров – ϕень, ϕéня, ϕéнька и т.п.

СРЕДЕНЕРУССКИЕ ГОВОРЫ П

(переходная совокупность говоров П между говорами

Севернорусского д.т. С и Южнорусского д.т. Ю)

Восточный среднерусский д.т. П11

(группа говоров третьего ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в Среднерусских говорах П, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Восточного среднерусского д.т. П11 от других говоров третьего ранга того же разбиения (то есть от разнородных говоров П1Р), также относящихся на втором уровне классификации к говорам однородной группы П1, не имеющей типа (см. п. 3.3.2: схема 5). Это следующие типоопределяющие признаки (признаков очень много, поэтому ниже приводятся только те из них, которые отмечены в половине или более чем в половине говоров, относящихся к Восточному среднерусскому д.т. П11, то есть такие, относительная частота которых в данной классификационной единице p ≥ 0,5):

  1. Различение /о/ – /а/ в 1-м предударном слоге после твердых согласных – оканье: в[о]дá к[о]сы́ и т.п. – тр[а]вá, стр[а]дý и т.п..
  2. Признаки, свидетельствующие о наличии неполного оканья: гласный [ъ] на месте о во 2-м предударном слоге после твердых согласных не между губными и не перед слогом с [у]: м[ъ]локó, ст[ъ]роны́ и т.п. (на месте а: з[ъ]давáли и т.п.); неразличение гласных на месте о и а в заударных слогах после твердых согласных – [ъ] на месте о в неконечном слоге: в гóр[ъ]де, хóл[ъ]дно и т.п. (на месте а: зáд[ъ]но и т.п.); [ъ] или [а] в конечном открытом слоге: мнóг[ъ], мéст[ъ] и т.п. или мнóг[а], мéст[а] и т.п. (на месте а: у дóм[ъ] или у дóм[а] и т.п.); в конечном закрытом слоге (кóл[ъ]с, хóл[ъ]д и т.п. или кóл[а]с, хóл[а]д и т.п.(на месте а: вы́д[ъ]н или вы́д[а]н и т.п.).
  3. В 1-м предударном слоге после мягких согласных в соответствии с /о/ – /е/ – /а/ перед твердыми согласными [о] – [е] – [а] (у [с’о]стры́, [н’о]слá, с[в’о]крóвь и т.п. – в [л’е]сý, [р’е]кá, с[л’е]пóй и т.п. – [п’а]тóк, г[р’а]дá, [п’а]тнó, т[р’а]сý и т.п.); перед мягкими [е] – [е] – [а] ([н’е]сём, [н’е]сú, [т’е]лёнок и т.п. – [б’е]лю́, [б’е]лéли, с[л’е]пúт и т.п. – г[л’а]дú, [п’а]тú, т[р’а]сёшь и т.п.).
  4. Совпадение гласных на месте е (из *е и *ь) и и в заударном конечном закрытом слоге перед твердыми согласными в [и] и/или [ь]: вы́[н’и]с, вы́- [пи]л и т.п. и/или вы́[н’ь]с, вы́[п’ь]л и т.п.
  5. Гласный [и] и/или [ь] заударного слога в словах месяц, заяц: мé[с’и]ц, зá[(j)и]ц и/или мé[с’ь]ц, зá[(j)ь]ц.
  6. Гласный [о] на месте о в 1-м предударном слоге в абсолютном начале слова: [о]тня́л, [о]днý и т.п.
  7. Гласный [у] на месте о во 2-м предударном слоге в абсолютном начале слова: [у]дногó, [у]топрú и т.п.
  8. Гласный [е] на месте е из *ě под ударением перед мягкими согласными: в[é]тер, зд[е]сь и т.п.
  9. Звонкая заднеязычная согласная фонема в сильной и слабой позиции: [г] в сильной позиции – [к] в слабой (дрý[г]а – дру[к] и т.п.).
  10. Различение аффрикат в звуках [ц] – [ч’]: [ч]ай, тý[ч’]а и т.п. – ýли[ц]а, огур[ц]ы́ и т.п.
  11. [Шш] не на стыке морфем: я́[шш]ик, [шш]ýка и т.п.; в слове е[шш]ё.
  12. [Жж]: é[жж]у, вó[жж]и и т.п.; [жж] в словах с корнем дожд=: до[жж]á и т.п.
  13. Звуки [ф] – [ф’] в соответствии с /ф/ – /ф’/ литерат. языка: [ф]áртук, [ф]óрма и т.п. – [Ф’]илúпп, кон[ф’]éты и т.п.
  14. На месте твердого в перед звонкими согласными [в], перед глухими [ф]: в середине слова (прá[в]да, да[в]нó и т.п., трá[ф]ка, о[ф]сá и т.п.); в начале слова ([в]рéмя, [в]довá и т.п., [ф]сех, [ф]тóрник и т.п.); звук [ф] на месте твердого в на конце слова в окончании =ов Р.п. мн.ч. сущ. и в основах: столó[ф], домó[ф] и т.п., готó[ф], рукá[ф] и т.п.
  15. Отсутствие протетического в перед ударенным [о] и [у]: [ó]кна, [ó]сень и т.п., [ý]тка, [ý]чит и т.п.
  16. Звук [к] в соответствии с х в слове [к]лев.
  17. [Д’] на месте г мягкого в исходе основы перед гласными переднего ряда: нó[д’]и, дóл[д’]ие и т.п.
  18. Звук [ф’] на месте в мягкого на конце слова: любó[ф’], остá[ф’] и т.п.
  19. Звук [ф’] на месте в перед [к’]: дé[ф’к’]и, лá[ф’к’]и и т.п.
  20. Отмечены [п’], [м’] на месте п, б, м перед [к’]: лá[п’к’]и, бá[п’к’]и, мá[м’к’]и и т.п.
  21. Мягкий н перед ш (ч) в форме сравнит. ст.: мé[н’]ше.
  22. Твердый или мягкий н в сочетании *ньц: сó[н]це, полотé[н]це и т.п. или сó[н’]це, полотé[н’]це и т.п.
  23. Конечные сочетания [ст] и [с’т’]: мо[ст], хво[ст] и т.п. и ко[с’т’], го[с’т’] и т.п.
  24. С на месте ч перед н в слове пшенúсный.
  25. Начальный элемент в слове [г]де.
  26. Отмечено окончание Р.п. ед.ч. сущ. на с ударенными окончаниями и основой на парный твердый согласный в сочетаниях с предлогом у: у женé, у сестрé и т.п.
  27. Форма П.п. ед.ч. односложных сущ. III скл. с исконно подвижным ударением: в грязé, на печé и т.п.
  28. Форма Д.п. ед.ч. сущ. лошадь – к лóшади.
  29. Форма на =/jу/ Тв.п. ед.ч. сущ. III скл.: пéчью, лóшадью и т.п.
  30. Форма И. и В. п.п. ед. ч. сущ. мать – мать.
  31. Форма И.п. ед.ч. сущ. свекровь – свéкровь.
  32. Основа без =ен= в Р., Д., Тв., П. п.п. ед.ч. (в одном или части из них) сущ. типа имя, семя: без úмя, к úмю, с úмем, об úме; без сéмя, к сéмю и т.д.
  33. Формы ед. ч. сущ. муж.р. с суфф. =ушк=, обозначающих лицо, по I скл.: дéдушка, от дéдушки, к дéдушке, с дéдушкой и т.п..
  34. Основа мн.ч. с суфф. =/овj/ у сущ. сын: сыновья́, (сынóвья).
  35. Форма И.п. мн.ч. сущ. ср.р. с основой на парный твердый согласный: óкна, сёла, вёдра и т.п.
  36. Основа на =ат= в формах мн.ч. сущ., обозначающих детенышей: теля́та, теля́т, теля́там …, порося́та, порося́т … и т.п.
  37. Окончание Тв.п. мн.ч. сущ. I и II скл. и прилаг. =[м’и]: за домá[м’и], рукá[м’и], сёла[м’и] и т.п.; худы́[м’и], бéлы[м’и] и т.п.
  38. Согласная /в/ в окончании Р.п. ед.ч. муж. и ср.р. прилаг. и местоим.: бéло/в/о, такó/в/о и т.п.; ко/в/ó, че/в/ó и т.п.
  39. Отмечена гласная /и/ в ударенном окончании П.п. ед.ч. прилаг.. муж. и ср.р. с основой на парный твердый и шипящий: в худы́м, на большúм и т.п.
  40. Твердость или мягкость заднеязычного согласного в исходе основы сущ. с безударными окончаниями в форме Тв.п. мн.ч.: нúтками, подрýгами, орéхами и т.п. или нúткими, подрýгими, орéхими и т.п.
  41. Стяжение гласных в безударных окончаниях И. и В. п.п. ед.ч. прилаг. жен.р.: крáсна, хорóша, дóлга, сúня и т.п.; крáсну, хорóшу, дóлгу, сúню и т.п.. Без /j/ и без стяжения только как[óо] (как[óе]) или так[óо] (так[óе]).
  42. Утрата /j/ и стяжение гласных на стыке основы и окончания в глаголах I спряж.: зн[а]шь, зн[а]т, зн[а]м, быв[á]шь и т.п.; рабóт[а]шь (рабóт[ъ]шь), рабóт[а]т (рабóт[ъ]т), рабóт[а]м (рабóт[ъ]м), дéл[а]шь, (дéл[ъ]шь) и т.п.
  43. Основа мен= только в Р. и В.п.п. личного местоим. 1 л. ед.ч.: у меня́ (-é), меня́ (-é).
  44. Основа мн= только в Д. и П.п.п. личного местоим. 1 л.ед.ч.: ко мнé, обо мнé.
  45. Основа теб=, себ= в формах Р., Д., В. и П. п.п. личного местоим. 2 л.ед.ч. и возврат.: т/е/бя́, с/е/бя́ или т/е/бé, с/е/бé.
  46. Окончание =/а/ Р. и В. п.п. личных местоим. 1 и 2 л. ед.ч. и возвратного: у меня́ (или у мня́), у тебя́ (или у тея́, у тобя́), у себя́ (или у сея́, у собя́); видишь меня́ (или мня), тебя́ (или тея́, тобя́) и.т.п.
  47. Форма И.п. ед.ч. местоим. 3 л. жен.р. – /о/нá.
  48. Форма Р.п. ед.ч. местоим. 3 л. жен.р. в сочетании с предлогом – у её или у неё.
  49. Форма В.п. ед.ч. местоим. 3 л.жен.р. – её, в её.
  50. Форма И.п. мн.ч. местоим. 3 л. – онé (реже онú).
  51. Форма И.п. ед.ч. указат. местоим. муж.р. – тот, жен.р. – та, ср.р. – то; И.п. мн.ч. – те.
  52. Односложное окончание =/о/> Р., Д., Тв., П.п.п. ед.ч. местоим. жен.р. той, однóй.
  53. Форма Тв.п. ед.ч. муж.р. местоим. мой, твой, свой – =/им/: с моúм, с твоúм, со своúм.
  54. Гласная /е/ в окончаниях косв. п.п. ед.ч. жен.р. местоим. мой, твой. свой: у моéй, с моéй, у твоéй и т.д., у своéй и т.д.
  55. /Т/ в окончаниях 3 л. глаголов: несé/т/, несý/т/, знáе/т/, знáю/т/; спи/т/, спя/т/, лю́би/т/, лю́бя/т/ и т.п.
  56. Форма 3 л. ед.ч. глаголов I спряж. с ударенным окончанием – =/о/т: несёт, берёт и т.п.
  57. Гласный в безударном окончании 3 л мн.ч. глаголов не I спряж. – только окончание =ат: нóсят, лю́бят и т.п.
  58. Форма 2 л. ед.ч. глаголов дать, есть – дашь, ешь.
  59. Основа в формах наст. вр. глаголов типа печь, беречь: 1 позиция – пе/к/ý, пе/к/ýт …, бере/г/ý, бере/г/ýт …; 2 позиция – пе/к’ó/шь, пе/к’ó/т …, бере/г’ó/шь, бере/г’ó/т …; 3 позиция – пе/к’ó/м …, бере/г’ó/м … и т.п.
  60. Основа и место ударения в формах наст. вр. глаголов II спряж. типа просить, любить: про/ш/ý, прó/с/ишь…, прó/с/ат; лю/бл’/ю́, лю́/б’/ишь …, лю́/б’/ат и т.п.
  61. Основа в формах наст. вр. и повелит. накл. глаголов типа крыть – с гласной /о/: м[ó]ю, м[о]й, кр[ó]ю, кр[о]й, р[ó]ешь, р[о]й и т.п.
  62. Форма инфинитива глаголов типа плести, грести – плестú, грестú и т.п.
  63. Форма инфинитива глаголов с основой на заднеязычный согласный – сечú, беречú и т.п.
  64. Возврат. глагольная частица в положении после гласной =/с’/: садú/с’/, садúла/с’/ и т.п.; в форме 3 л. мн.ч. – =[тца] (или [т’ц’а]): боя́[тца], несý[тца] (или боя́[т’ц’а], несý[т’ц’а] и т.п.
  65. Прич. на =мши от глаголов с основой прош. вр. на гласный: устáмши, взя́мши, одéмши, éмши и т.п.
  66. Пространственные конструкции с предлогом из типа вытащить из озера, вылезти из ямы, приехать из Воронежа, прийти из Марьина и т.п.
  67. Постпозитивная частица от отмечена в грамматически согласованном употреблении: дóм-от, сы́н-от, телóк-от и.т.п.
  68. Постпозитивная частица ти отмечена в окающих говорах в грамматически несогласованном употреблении: óкон-ти, по домáм-ти, с отцóм-ти, у нúх-ти и т.п.; в акающих говорах в несогласованном употреблении отмечены частицы в виде [т’е], [т’и], [т’ь]: кýр-[т’е], селóм-[т’и], косóй-[т’ь] и т.п.
  69. Слова: усáдьба ‘участок земли, на котором находятся дом с хоз. постройками, огород, сад’; избá ‘крестьянское жилище’, и ‘жилая постройка’; дом ‘крестьянское жилище’; пóдпол ‘ход в подполье’; клев ‘постройка для скота при доме’; овúн, реже рúга ‘постройка для сушки снопов’; сарáй ‘постройка, помещение для хозинвентаря и кормов’; амбáр ‘постройка для зерна’; зы́бка; квашня́; ковш; валёк ‘ орудие для выколачивания белья при стирке’; ухвáт; сковорóдник; вáрежки ‘вязаные рукавицы с одним пальцем’; раздевáться; заплáтка, платúть ‘чинить одежду, ставя заплаы’; цеп; пахáть ‘пахать‘; óзимь ‘всходы зерновых культур’; гнёт ‘жердь, скрепляющая укладку снопов или сена на возу’; навóз; пóмочь ‘коллективная помощь в сельской работе’; берýт ‘убирают лен с поля’; моркóвь; свёкла; картóшка; петýх и кóчет; цыпля́та (цыплёнки, цыпленя́та, цыплятёнки); жерёбая и берёжая; суя́гная (об овце); ржёт (о лошади); мычúт, мы́кает и ревёт (о корове); пыря́ет (о корове); бле(и, я, ю)ёт (об овце); лáет (о собаке); кукýшка; муравьú; квáкают, квáчут, кувáкают, кувáчут (о лягушках); оврáг; грибы; льдúны, ледúны; рáдуга; вёдро ‘хорошая погода, ясная погода’; хóлодно; петь; разговáривать (разговáрить), бáять ‘разговаривать’; плáкать ‘причитать над покойником’; брéзговать, брéзгать; (с)пря́тать; бóльно ‘очень’; словообразовательная модель названий ягод – =иг(а): бруснúга, землянúга костянúга и т.п.
Тверской д.т. П211

(группа говоров четвертого ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в Среднерусских говорах П, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Тверского д.т. П211 от других говоров четвертого ранга того же разбиения (то есть от разнородных говоров П21Р), также относящихся на третьем уровне классификации к Среднерусским говорам группы П21, не имеющей типа, а на втором уровне – к Среднерусским говорам группы П2, также не имеющей типа (см. п. 3.3.2: схема 5). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. Гласный [и] (при возможном единичном [е]) на месте е из *ě в 1-м предударном слоге после мягких согласных перед мягкими: с[м’и]я́ться, [д’и]лúть и т.п.
  2. Нелабиализованный гласный [а] и/или [ъ] на месте у во 2-м предударном слоге после твердых согласных: м[а]жикú, д[а]хатá и т.п. и/или м[ъ]жикú, д[ъ]хатá и т.п.
  3. Отмечен протетический гласный [у] в слове [у]ржанóй.
  4. Нелабиализованный гласный [ъ] на месте у в заударном конечном закрытом слоге: óк[ъ]нь, фáрт[ъ]к и т.п.
  5. Гласный [ь] на месте е (из *е и *ь) в заударном неконечном слоге перед твердыми согласными: вы́[н’ь]су, ó[з’ь]ро и т.п.
  6. Гласный [ь] в безударном окончании =ей Тв.п. ед.ч. сущ. с основой на парные мягкие согласные: дерéв[н’ь]й, с дя́[д’ь]й и т.п.
  7. Гласный [и] на месте е любого происхождения (из *е, *ь и из *ě) перед мягкими согласными: д[и́]сять, с[́и́]льский, т[и́]мень и т.п. и в[и́]тер, зд[и]сь и т.п.
  8. [Д’] на месте г мягкого в исходе основы перед гласными переднего ряда после гласных и твердых согласных: нó[д’]и, дóл[д’]ие и т.п.
  9. Звук [ф’] на месте в перед [к’] в середине слова: дé[ф’]ки, лá[ф’]ки и т.п.
  10. В соответствии с сочетаниями дн, дн’нн: мé[нн]ый, [н’н’]ей и т.п.
  11. Форма Д.п. ед.ч. односложных сущ. III скл. с исконно подвижным ударением в сочетании с предлогом по – по гря́зи, по пéчи и т.п.
  12. Форма Д. и П. п. ед.ч. сущ. лошадьк лóшади, на лóшади.
  13. Форма на =/уj/ Тв.п. ед.ч. сущ. III скл. – пéчуй, лóшадюй и т.п.
  14. Нестяженные окончания В.п. ед.ч. прилаг.: крáсн[айу], вся́к[айу] и т.п. или крáсн[ъйу], вся́к[ъйу] и т.п.
  15. Двусложное ударенное окончание И.п. мн.ч. прилаг. – =[ы́йи], =[и́йи], =[ы́и], =[и́и]: худ[ы́йи], худ[ы́и], как[и́йи], как[и́и] и т.п.
  16. Мягкость согласных в исходе основы кратких предикативных прилаг. во мн.ч. (типа сыты, рады): сы́[т’и] и/или рá[д’и] и/или виновá[т’и] и/или богá[т’и] и/или голóд[н’и].
  17. Гласный [е] в окончании местоим. мой, твой, свой в форме Тв.п. ед.ч. (с моéм, с твоéм, со своéм), П.п.ед.ч. (в моéм, в твоéм, в своéм), в окончаниях косв. п.п. мн.ч. (моéх, моéм моéми твоéх и т.д.).
  18. Сохранение ударенных сочетаний /éjе/, /ójе/, /у́jе/ на стыке основы и окончания в глаголах I спряж: бел/éjе/шь, бел/éjе/т, бел/éjе/м и т.п.; м/ójе/шь, м/ójе/т; торг/ýjе/шь и т.п.
  19. Форма инфинитива глаголов плести, грести – плесть, гресть и т.п.
  20. Предложения со сказуемым (или главным членом предложения) – причастием на =ши типа лес зазеленевши, трава вся сгорелши, посуда была помымши и т.п.
  21. Cлова: осéдланность ‘участок земли, на котором находятся дом с хоз. постройками, огород, сад’; потолóк; избá ‘жилое помещение или часть его’; двор ‘постройка для скота при доме’; подклеть, подклет ‘помещение для скота при доме’; пеледá ‘утепление избы, хлева’; кулáга ‘каша из муки’; битéц, бúтец ‘бьющая часть цепа’; косьё ‘косовище’; гнетéнь ‘жердь, скрепляющая укладку снопов и/или сена на возу’; жúто ‘ячмень’; в наименовании лошади выделяется три периода – I сосýн, II стригýн, III третья́к; суя́нутая (об овце); рычúт, ры́кает (о корове); вячúт (об овце).
Верхневолжский д.т. П2Р1

(группа говоров четвертого ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в Среднерусских говорах П, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Верхневолжского д.т. П2Р1 от других говоров четвертого ранга того же разбиения (то есть от разнородных говоров П2РР), также относящихся на третьем классификационном уровне к Среднерусским разнородным говорам П2Р, а на втором уровне – к Среднерусским говорам группы П2, не имеющей типа (см. п. 3.3.2: схема 5). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. Гласный [ь] на месте заударного конечного е в окончаниях И. и В. п.п. ед.ч. сущ. ср.р.: пóл[ь], воскресéнь[jь] и т.п.
  2. Различение согласных на месте ч и ц в [ч] – [ц]: [ч]ай – ýли[ц]а и т.п.
  3. Отмечено окончание =/е/ Р.п. ед.ч. сущ. на с ударенными окончаниями и основой на парный твердый согласный в сочетаниях с предлогом (не с у): без женé, от сестрé и т.п.
  4. Форма П.п. ед.ч. сущ. на с ударенными окончаниями и основой на парный твердый согласный – =/и/: в воды́, на сестры́ и.т.п.
  5. Форма И.п. мн.ч. сущ. глаз – глáзы.
  6. Нестяженные безударные окончания В.п. ед. ч. жен. р. адъективного склонения: =´[айу], =[ъйу]: крáсн[айу], вся́к[айу] и т.п., крáсн[ъйу], вся́к[ъйу] и т.п.
  7. Форма В.п. ед.ч. местоим. 3л. жен.р. – ей, в ей.
  8. Форма И.п. мн.ч. местоим. 3л. – оны́.
  9. Форма В.п. ед.ч. жен.р. указат. местоим. – тýю.
  10. Безударная возврат. глагольная частица в форме ед.ч. муж.р. прош. вр. на =л= – =/си/: боя́л[сы], родúл[сы] и т.п.
  11. Возврат. глагольная частица в форме 2 л. ед.ч. – =[с’с’и]: боú[с’с’и], несё[с’с’и] и т.п.
  12. Слова: горлáн ‘глиняная посуда для молока в форме высокого сосуда с узким горлом’; молотúлка ‘цеп’; упря́жка ‘период работы без перерыва’; таскáют ‘убирают лен с поля’; сужерёбая; бля́ет (об овце); подзывные слова для лошадей – ϕсо, ϕсё, ϕсе; подзывные слова для коров – ϕóся, ϕýся(и) и т.п.
Центральный среднерусский д.т. ПП1

(группа говоров третьего ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в Среднерусских говорах П, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Центрального среднерусского д.т. ПП1 от других говоров третьего ранга того же разбиения (то есть от разнородных говоров ППР), также относящихся на втором уровне классификации к Среднерусским переходным говорам ПП (переходным между говорами однородных групп П1 и П2, не имеющих типа, – см. п. 3.3.2: схема 5). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. Мягкие [м’], [п’] на месте мягких м, п, б на конце слова: се[м’], сы[п’], гóлу[п’] и т.п.
  2. Чн в слове мучнóй.
  3. Форма Д.п. ед.ч. односложных сущ. III скл. с исконно подвижным ударением в сочетании с предлогом по: по грязú, по печи́ и т.п.
  4. Форма Д. и П. п.п. ед.ч. сущ. лошадь – к лóшади, на лóшади.
  5. Форма И.п. мн.ч. сущ. крестьянин – крестья́не.
  6. Форма И.п. мн.ч. сущ. мать, дочь – мáтери, дóчери.
  7. Предлог с отмечен только в пространственных конструкциях с именами собственными – названиями нас. п.п. типа приехать с Воронежа, прийти с Марьина и т.п.
  8. Слова: чердáк; кáчка ‘колыбель’; крúнка ‘глиняная посуда’; косьё ‘косовище’; бýшма ‘брюква’; тúна ‘стебли гороха и огурцов’; бле́(и,я,ю)ет и бя́кает, бя́чет (об овце); ревéть ‘причитать над покойником’.

Для более полной характеристики говоров Центрального д.т. ПП1 ниже приводятся сопутствующие-Гл признаки, также относящиеся к говорам Центрального д.т. ПП1, но отличающие их от разнородных говоров ППР того же разбиения в меньшей степени, чем типоопределяющие:

  1. Гласный [ъ] на месте о в заударном конечном закрытом слоге после твердых согласных: кóл[ъ]с, хóл[ъ]д и т.п.
  2. Гласный [и] на месте е (из *е, и *ь) в заударном неконечном слоге перед мягкими согласными: вы́[в’и]ди, в ó[з’и]ри и т.п.
  3. Совпадение в [и] гласных на месте е (из , и ě) в заударном неконечном слоге перед твердыми согласными: вы́[н’и]су, вы́[л’и]зу и т.п.
  4. Гласный [и] и/или [ь] на месте а в заударном неконечном слоге после парных мягких согласных и j перед твердыми: вы́[т’и]ну, пó[(j)и]са и т.п. и/или вы́- [т’ь]ну, пó[(j)ь]са и т.п.
  5. Гласный [и] и/или [ь] заударного слога в словах месяц, заяц: мé[с’и]ц, зá[(j)и]ц и/или мé[с’ь]ц, зá[(j)ь]ц.
  6. Гласный [и] и/или [ь] в соответствии с /о/ в безударных окончаниях сущ. с основой на парные мягкие согласные и j: кáм[н’и]м, сарá[(j)и]в и т.п. и/или кáм[н’ь]м, сарá[(j)ь]в и т.п.
  7. Различение согласных ч и ц в [ч’] – [ц]: [ч’]ай – ýли[ц]а и т.п.
  8. [Ш’ш’] не на стыке морфем: я́[ш’ш’]ик, [ш’ш’]ýка и т.п.; в слове е[ш’ш’]ё; [ш’ш’] в слове счет и однокоренных: [ш’ш’]итáть и т.п.
  9. [Ж’ж’]: é[ж’ж’]у, вó[ж’ж’]и и т.п.; в словах с корнем дожд=: до[ж’ж’]á и т.п.
  10. Мягкий н перед ш (ч) в форме сравнит. ст. мé[н’]ше.
  11. Твердый н в сочетании *ньц: сó[н]це, полотé[н]це и т.п.
  12. Шн в слове яúшница.
  13. Начальный элемент в слове [г]де.
  14. Форма П.п. ед.ч. односложных сущ. III скл. с исконно подвижным ударением: в грязú, на печú и т.п.
  15. Грамматический род и форма И.п. ед.ч. сущ. мышь – серый мыш.
  16. Форма И.п. мн.ч. сущ. дом – домá.
  17. Основа мн.ч. с суфф. =/j/ у сущ. брат – брáтья (братья́).
  18. Сохранение j и отсутствие стяжения на стыке основы и окончания в глаголах I спряж.: безударное сочетание /аjе/ – рабóт/аjе/шь, рабóт/аjе/т, рабóт/аjе/м, дéл/аjе/шь и т.д.; сочетание /éjе/ – бел/éjе/шь, бел/éjе/т, бел/éjе/м и т.п.; безударное сочетание /аjу/ – рабóт/аjу/, рабóт/аjу/т, дéл/аjу/, дéл/аjу/т и т.п.
  19. Основа в формах наст. вр. глаголов типа печь, беречь: 1 позиция – пе/к/ý, пе/к/ýт …, бере/г/ý, бере/г/ýт …; 2 позиция – пе/чó/шь, пе/чó/т …, бере/жó/шь, бере/жó/т …; 3 позиция – пе/чó/м …, бере/жó/м
  20. Страдат. прич. прош. вр. от глаголов с основой на корневое а= из *ę: взят, сжатый и т.п.
  21. Объектно-целевые конструкции с предлогом по с семантически ограниченным кругом неодуш. сущ.: пойти по грибы, по ягоды, по орехи, по дудки …; поехать по дрова, по корьё, по жерди и т.п.
  22. Слова: дом; лю́лька; квáкают, квáчут, кувáкают, кувáчут (о лягушках); петь (пою́т – пéли).
Юго-восточный среднерусский д.т. ППР1

(группа говоров четвертого ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в Среднеруских говорах П, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Юго-восточного среднерусского д.т. ППР1 от других говоров четвертого ранга того же разбиения (то есть от разнородных говоров ППРР), также относящихся на третьем классификационном уровне к совокупности разнородных говоров ППР, а на втором уровне – к Среднерусским переходным говорам ПП (переходным между говорами однородных групп П1 и П2, не имеющих типа, – см. п. 3.3.2: схема 5). Это следующие типоопределяющие признаки:.

  1. Гласный а на месте заударного конечного е в окончаниях И. и В. п.п. ед.ч. сущ. ср.р.: пó[л’а], воскресéн[jа] и т.п.
  2. Отмеченыы [п’],[м’] на месте п, б, м перед [к’]: бá[п’к’]и, лá[п’к’]и, мá[м’к’]и и т.п.
  3. Конечное сочетание [с’т’]: ко[с’т’], го[с’т’] и т.п.
  4. Отмечено окончание =/е/в Р.п.ед.ч. сущ. на =а с ударенными окончаниями и с основой на парный твердый согласный в сочетаниях с предлогом у: у женé, у сестрé и т.п.
  5. Форма Д.п. ед.ч. односложных сущ. III скл. с исконно подвижным ударением в сочетании с предлогом по: по грязé, по печé и т.п.
  6. Форма П.п. ед.ч. односложных сущ. III скл. с исконно подвижным ударением: в грязé, в печé и т.п.
  7. Окончание =ов Р.п. мн.ч. сущ. жен.р. с основой на парный твердый согласный отмечено у сущ. с основой на один согласный и у сущ., которые могут в Р.п. иметь разные основы: я́годов, кóзов и т.п.; бáбушков, пáлков и т.п.
  8. Мягкость заднеязычного согласного в исходе основы сущ. с безударными окончаниями в форме Тв.п. мн.ч. – [к’],[г’:g’], [х’]: ни́ткими, подрýгими, орéхими и т.п.
  9. Cлова: горшóк ‘глиняная посуда для молока в форме высокого сосуда с узким горлом’; ревёт (о корове); пыря́ет (о корове); брéшет (о собаке).

ЗАПАДНОРУССКИЙ ДИАЛЕКТНЫЙ ТИП Р

(совокупность разнородных говоров первого ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в классифицируемых говорах, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Западнорусского д.т. Р от других говоров первого ранга, или иначе первого уровня классификации (то есть от говоров Севернорусского д.т. С, Южнорусского д.т. Ю и Среднерусских говоров П – см. п. 3.3.2: схема 6). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. Аканье диссимилятивное жиздринского типа: совпадение в 1-м предударном слоге /о/ и /а/ в гласном [а] при ударенных ú ý ó, é и в гласном не-[а] ([ъ] или лабиализованный [у], [о], [ъу] и др.) при ударенном á: в[ъ]дá, тр[ъ]вá и т.п.; в[у]дá, тр[у]вá и т.п.; в[о]дá, тр[о]вá и т.п. и др.
  2. Жиздринский тип диссимилятивного яканья.
  3. Протетический [и] перед сочетанием плавный + согласный»: [и]ржáть, [и]льдóм и т.п.
  4. На месте твердого в в середине слова перед звонкими и глухими согласными и на конце слова в окончании =ов Р.п. мн.ч. сущ. и в основах – [ў]: прá[ў]да, да[ў]нó и т.п., трá[ў]ка, о[ў]сá и т.п.; столó[ў], домó[ў] и т.п., готó[ў], рукá[ў] и т.п.
  5. На месте твердого в в начале слова перед звонкими и глухими согласными – [в]: [в]рéмя, [в]довá и т.п., [в]сех, [в]тóрник и т.п.
  6. [В],[ф] и/или [w] и/или [ў] в соответствии с безударным у в начале слова: [в]меть, [в] отцá (у отца), [ф]тюг и т.п. и/или [w]меть, [w] отцá, [w]тюг и т.п. и/или [ў]меть, [ў] отцá, [ў]тюг и т.п.
  7. Протетический [в] перед ударенными [о] и [у]: [вó]кна, [вó]сень и т.п., [вý]тка, [вý]чит и т.п.
  8. Звук [ў] на месте в перед [к’] в середине слова: дé[ў]ки, лá[ў]ки и т.п.
  9. В соответствии с сочетанием мягкий согласный + j» – долгие мягкие согласные (любые): плá[т’т’]е, стý[л’л’]а, ру[жж]ó и т.п.
  10. Основа мн.ч. сущ. сын и брат, равная основе ед.ч.: сыны́ (сы́ны), браты́ (брáты).
  11. Окончание =/и́й/ или =/éй/ в форме И.п. ед.ч. муж.р.: молоды́й, глухúй и т.п. или молодэ́й, глухей и т.п.
  12. Окончание =/éй/ в формах косв. п.п. ед.ч. прилаг. жен.р.: с молодэ´й, без глухéй и т.п.
  13. Согласная /г/ в окончании Р.п. ед.ч. прилаг. муж. и ср.р. и местоим.: бéло/г/о, такó/г/о; ко/г/ó, че/г/ó, то/г/ó, мое/г/ó и т.п.
  14. Отмечены формы местоим. /j/он; /j/оны́ ([jа]ны́).
  15. Формы указат. местоим. И.п. ед.ч. жен.р. – тáя, В.п. ед.ч. жен.р. – тýю, И.п. ед.ч. ср.р. – тóе, И.п. мн.ч. – ты́е.
  16. Фонема /е/ в ударенном окончании 2 л ед.ч. и 2 л.мн.ч. глаголов I спряж. с основой на парный твердый согласный: нес/é/шь, бер/é/шь и т.п.; нес/é/те, бер/é/те и т.п.
  17. Форма 3 л. ед.ч. глаголов I спряж. с ударенными окончаниями с конечным =е/т/: несéт, берéт и т.п.
  18. Основа в формах наст. вр. глаголов типа печь, беречь: 1 позиция – пе/к/ý, пе/к/ýт …, бере/г/ý, бере/г/ýт …и т.п.; 2 позиция – пе/к’é/шь, пе/к’é/т …, бере/г’é/шь, бере/гé/т и т.п.; 3 позиция – пе/к’ó/м …, бере/г’ó/м и т.п.
  19. Основа в формах наст. вре. и повелит. накл. глаголов типа крыть: м[ы́]ю, м[ы]й, кр[ы́]ю, кр[ы]й, р[ы́]ешь, р[ы]й и т.п
  20. Сочетание числит. два, три, четыре с сущ. муж.р. II скл. твердой разновидности в форме И.п. мн.ч.: два, три, четыре мужики, столбы и т.п.
  21. Пространственные конструкции с предлогом з: вытащить з озера, вылезти з ямы, приехать з Воронежа, прийти з Марьина и т.п.
  22. Объектно-целевые конструкции с предлогом в: пойти в ягоды, в грибы, в цветы, в воду; поехать в дрова, в жерди и т.п.
  23. Конструкции с частицей и/или союзом ти: ти он заскучал? Поехали ти в Брянск, ти в Москву; девок нас было пять ти шесть и т.п.
  24. Слова: кут ‘угол, где висели иконы (красный угол)‘; мост ‘пол’; прáнник, прáник ‘орудие для выколачивания белья при стирке’; вúлки (вúлка) ‘ухват’; чепелá ‘сковородник’; лáпик ‘заплата’, лáпить или лапúть ‘чинить одежду, ставя заплаты’; жúто ‘рожь’; толокá ‘коллективная помощь в работе‘; мóрква ‘морковь’; бурáк ‘свекла’; холóдно; (за)ховáть ‘прятать’; дýже ‘очень’.

Юго–западный д. т. Р1

(группа говоров второго ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в говорах Западнорусского д.т. Р, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Юго-западного д.т. Р1 от других говоров второго ранга того же разбиения (то есть от говоров Северо-западного д.т. Р2 и разнородных говоров РР), также относящихся на первом классификационнном уровне к говорам Западнорусского д.т. Р (см. п. 3.3.2: схема 6). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. Аканье диссимилятивное жиздринского типа: совпадение в 1-м предударном слоге /о/ и /а/ в гласном [а] при ударенных ú ý ó, é и в гласном не-[а] ([ъ] или лабиализованный [у], [о], [ъу] и др.) при ударенном á: в[ъ]дá, тр[ъ]вá и т.п.; в[у]дá, тр[у]вá и т.п.; в[о]дá, тр[о]вá и т.п. и др.
  2. Жиздринский тип диссимилятивного яканья.
  3. В соответствии с сочетаниями нj, тj – только или преимущественно [н’н’], [т’т’]: сви[н’н’]á, плá[т’т’]е и т.п.
  4. Форма на =ах П.п. мн.ч. сущ. в сочетании с предлогом по: по домáх, по трýбах и т.п.
  5. Окончание =/ей/, соответствующее литерат. =/ой/ в косв. п.п. ед.ч. прилаг. жен.р.: с молодэ́й, без глухéй и т.п.
  6. Согласная /г/ в окончании Р.п. ед.ч. местоим. ко/г/ó, че/г/ó и то/г/ó, мое/г/ó и т.п.
  7. Форма И.п.ед..ч. местоим. 3 л. жен.р. – /и/нá.
  8. Форма И.п. ед.ч. местоим. муж.р. тот – тэй.
  9. Форма 2 л. ед.ч. глаголов дать, есть – дасú, есú.
  10. Основа в формах наст. вр. и повелит. накл. глаголов типа крыть: м[ы́]ю, м[ы]й, кр[ы́]ю, кр[ы]й, р[ы́]ешь, р[ы]й и т.п.
  11. Форма инфинитива глагола идти – идить.
  12. Пространственные конструкции с предлогом з типа вытащить з озера, вылезти з ямы, приехать з Воронежа, прийти з Марьина и т.п.
  13. Конструкции с частицей и/или союзом ти: ти он заскучал? Поехал ти в Брянск, ти в Москву; девок нас было пять ти шесть и т.п.
  14. Постпозитивные частицы не употребляются.
  15. Cлова: кут; дéжка ‘посуда для растворения теста’; горлáч ‘глиняная посуда для молока в форме высокого сосуда с узким горлом’; прáнник, прáник ‘орудие для выколачивания белья пи стирке’; вúлки (вúлка) ‘ухват‘; чепелá ‘сковородник’; вязёнки, вязéнки ‘вязаные рукавицы’; лáпик ‘заплата’; бич ‘бьющая часть цепа’; жерёбная; кóтная (об овце); мурáшки ‘муравьи’; ров ‘овраг’; кры́ги, крúги ‘льдины’; холóдно ‘хóлодно’; (за)ховáть ‘прятать’.

Говоры Юго-западного д.т. Р1 противопоставляются говорам Северо-западного д.т. Р2 (то есть говорам другого д.т. того же разбиения) также следующими сопутствующими-Гл признаками (эти признаки являются сопутствующими, так как относительно широко распространены в других говорах Западнорусского д.т. Р того же, второго, ранга – см. п. 3.3.2: схема 6):

  1. Гласный [ъ] на месте о и а в 1-м предударном слоге при диссимилятивном аканье: в[ъ]дá, тр[ъ]вá и т.п.
  2. Яканье диссимилятивное.
  3. Звонкая заднеязычная согласная фонема в сильной и слабой позиции: [g] в сильной позиции – [х] в слабой (дрý[g]а или дрý[h]адру[х] и т.п.)
  4. Звуки [хв] и/или[х] – [хв’] и/или [х’] в соответствии с /ф/ – /ф’/ литерат. языка: [хв]áртук, [хв]óрма и т.п. и/или [х]áртук, [х]óрма и т.п. – [Хв’]илúпп, кон[хв’]éты и т.п. и/или [Х’]илúпп, кон[х’]éты и т.п.
  5. Звук [w] на месте твердого в перед звонкими и глухими согласными в начале слова: [w]рéмя, [w]довá и т.п. и [w]сех, [w]тóрник и т.п.
  6. Звук [ў] на месте твердого в на конце слова, в окончании =ов Р.п. мн.ч. сущ. и в основах: столó[ў], домó[ў] и т.п. и готó[ў], рукá[ў] и т.п.
  7. Ув, уво на месте предлогов и приставок в и у: [ув] áрмию, [уф] три́, [ува] снé, [ув] Алёны, [ува]шлú, [ув]лéзть и т.п.
  8. Звук [ў] на месте в перед к’ в середине слова: дé[ў]ки, лá[ў]ки и т.п.
  9. Отмечено окончание в форме П.п. ед.ч. одуш. сущ. муж.р.: при сы́ну, об отцý, на быкý, при помéщику, об женихý, на барáну и т.п.
  10. Форма Тв.п. мн.ч. сущ. I и II скл. и прилаг. – =ми: за домáми, рукáми, сёлами и т.п.; худы́ми, бéлыми и т.п.
  11. Согласная /г/ в окончании Р.п. ед.ч. прилаг.: бéло/г/о, такó/г/о и т.п.
  12. Окончание =/е/ Р. и В. п.п. личных местоим. 1 и 2 л. ед.ч. и возврат.: у менé (или у мнé), у тебé (или у теé, у тобé) у себé (или у собé); видишь менé, тебé (или теé, тобé) и т.п.
  13. Форма В.п. ед.ч. местоим. 3 л. жен.р. – еé, в еé.
  14. Окончание =/ей/ Р., Д., П. и Тв. п.п. ед.ч. жен.р. указат. местоим. тэй, однэ́й.
  15. /Т’/ в окончаниях 3 л. глаголов: несé/т’/, несý/т’/, знáе/т’/, знáю/т’/; спи/т’/, спя/т’/, лю́би/т’/, лю́бя/т’/ и т.п.
  16. Фонема /е/ в ударенных окончаниях 2 и 3 л. ед.ч. глаголов I спряж. с основой на парный твердый согласный: нес/é/шь, бер/é/шь и т.п.; нес/é/т, бер/é/т и т.п.
  17. Cлова: хáта; цеп; скорóдúть ‘бороновать’; жúто ‘рожь‘; берýт ‘убирают лен с поля’; брю́кша ‘брюква’; бурáк ‘свекла’; брéшет (о собаке); погóда ‘хорошая, ясная погода’; грéбовать, грéбать ‘брезговать’; дýже ‘очень’.
Брянский д.т. Р111

(группа говоров четвертого ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в говорах Западнорусского д.т. Р, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Брянского д.т. Р111 от других говоров четвертого ранга того же разбиения (то есть от разнородных говоров Р11Р), также относящихся на третьем классификационном уровне к говорам группы Р11, не имеющей типа, а на втором уровне – к говорам Юго-западного д.т. Р1 (см. п. 3.3.2: схема 6). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. Совпадение /о/ и /а/ в 1-м предударном слоге после твердых согласных в [а] (аканье) независимо от гласного под ударением: в[а]дá, к[а]сы́ и т.п., тр[а]вá, стр[а]ды́ и т.п.
  2. Суджанский тип диссимилятивного яканья.
  3. [К’] на месте к твердого после этимологически парных мягких согласных в неединичных случаях и после j: Вáнь[к’а], рéдь[к’а] и т.п.; чай[к’у], копéй[к’а] и т.п.
  4. Сочетание [мн] в соответствии с вн в словах да[мн]ó, ра[мнó].
  5. Отмечено окончание =/е/ в Р.п. ед.ч. сущ. на с ударенными окончаниями и с основой на парный твердый согласный в сочетаниях с предлогом у: у женé, у сестрé и т.п.
  6. Форма Д.п. ед.ч. сущ. на с ударенными окончаниями и основой на парный твердый согласный – =/ú/: к воды́, дай сестры́ и т.п
  7. Форма И.п. ед.ч. сущ. мать – мать, В.п. ед.ч. – мáтерю, И.п. мн.ч. – матеря́.
  8. Форма И.п. ед.ч. сущ. свекровь – свекрóвья.
  9. Отмечено окончание =/у/ в форме П.п. ед.ч. сущ. ср.р.: на окнý, в плáтью, в молокý, в учúлищу и т.п.
  10. Грамматический род и форма И.п. ед.ч. сущ. мышь – серая мы́ша (реже мышá).
  11. Основа на =ен= в форме И.п. ед.ч. сущ. типа имя, семя: именó, семенó и т.п.
  12. Отмечена твердость заднеязычных согласных в исходе основы перед безударным окончанием И.п. мн.ч. прилаг.: тóн[кы]и, тóн[ка]и и т.п., вся́- [кы]и, вся́[ка]и и т.п.
  13. Мягкость согласных в исходе основы кратких предикативных прилаг. во мн.ч.: сы́[т’и] и/или рá[д’и].
  14. Форма И.п. ед.ч. местоим. 3 л. жен.р. – /о/нá.
  15. Форма И.п. мн.ч. местоим. 3 л. – оны́.
  16. Форма И.п. ед.ч. муж.р. местоим. тот – той.
  17. Форма И.п. мн.ч. местоим. тот – те.
  18. Фонема /е/ в ударенном окончании 1 л. мн.ч. глаголов I спряж. с основой на парный твердый согласный: нес/é/м, бер/é/м и т.п.
  19. Форма 2 л. ед.ч. глаголов дать, есть – дашь, ешь.
  20. Основа в формах наст. вр. глаголов типа печь, беречь: 1 позиция – пе/к/ý, пе/к/у́т …, бере/г/ý, бере/г/ýт …; 2 позиция – пе[к’é]шь, пе[к’é]т …, бере[г’é]шь бере[г’é]т …; 3 позиция – пе[к’é]м …бере[г’é]м …и т.п.
  21. Основа и место ударения в формах наст. вр. глаголов II спряж. типа просить, любить: про/с’/ý, прó/с’/ишь …прó/с’/ат; лю́/б’/ю, лю́/б’/ишь …лю́/б’/ат и т.п.
  22. Основа без /л’/ во всех формах парадигмы наст. вр. глаголов типа сыпать, дремать при их отнесенности ко II формообразовательному разряду: сы́пю, сы́пишь (сы́пешь), сы́пит (сы́пет), …, дремю́ (дрéмю), дрéмишь (дрéмешь), дрéмит (дрéмет) … и.т.п.
  23. Форма инфинитива глагола идти – итúть.
  24. Пространственные конструкции с предлогом с типа вытащить с озера, вылезти с ямы, приехать с Воронежа, прийти с Марьина и т.п.
  25. Объектно-целевые конструкции с предлогом по с семантически ограниченным кругом неодуш. сущ. (называющих предметы, относящиеся к растительному миру, – растения и их плоды, продукты, связанные с их определенной обработкой): пойти по грибы, по ягоды, по орехи, по дудки и т.п..; поехать по дрова, по корьё, по жерди и т.п.; с семантически неограниченным кругом неодуш. сущ.: пойти по сахар, по хлеб, по молоко, по деньги, по письма, по седло, по справку и т.п.
  26. Конструкции с частицей и/или союзом чи: чи местный говор собираете? Вас чи отпустят, чи нет; а замыкал кто хату – вы чи Валя?
  27. Слова: кýтный ‘крепкий’; закýтать ‘закрыть дверь и/или окно, ворота’; закýта, закýтка, закýт, закýтóк ‘помещение для скота при доме’; клýня; кувшúн ‘глиняная посуда для молока в форме высокого сосуда с узким горлом’; прáльник ‘орудие для выколачивания белья при стирке’; емкú ‘ухват’; зипýн ‘мужская верхняя одежда из ткани разного покроя’; разбирáться ‘снимать одежду’; лáтка ‘заплата’, латáть ‘чинить одежду, ставя заплаты’; кáпица, капúца ‘приспособление, соединяющее ручку и бьющую часть цепа’; стерня́ ‘сжатое поле’; хрестéц ‘малая укладка снопов зерновых культур’; одóнок ‘большая укладка снопов’; кóчет; кóлет (о корове); бя́кает, бя́чет (об овце); гáвкает (о собаке); подзывные для коров – ϕýжы́, ϕужé и т.п.; муравлú ‘муравьи’ и комарú ‘муравьи’; курéнь ‘шалаш’; рéли ‘качели’; кричáть ‘петь’; балáкать, баля́кать ‘разговаривать’; голосúть голóсит, голосовáть ‘причитать над покойником’; (с)хоронúть ‘прятать’.
Новозыбковский д.т. Р1Р1

(группа говоров четвертого ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в говорах Западнорусского д.т. Р, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Новозыбковского д.т. Р1Р1 от других говоров четвертого ранга того же разбиения (то есть от разнородных говоров Р1РР), также относящихся на третьем классификационном уровне к разнородным говорам Р1Р, а на втором уровне – к говорам Юго-западного д.т. Р1 (см. п. 3.3.2: схема 6). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. Совпадение /о/ и /а/ в 1-м предударном слоге после твердых согласных в [а] (аканье) независимо от гласного под ударением: в[а]дá, к[а]сы́ и т.п., тр[а]вá, стр[а]ды́ и т.п.
  2. Сильное яканье: на месте гласных неверхнего подъема в 1-м предударном слоге после мягких согласных в соответствии с /о/ – /е/ – /а/ перед твердыми и перед мягкими согласными [а] – [а] – [а].
  3. Гласный [а] на месте о во 2-ом предударном слоге после твердых согласных не между губными и не перед слогом с [у] (м[а]локó, ст[а]роны́ и т.п.), в заударном неконечном слоге после твердых согласных (в гóр[а]де, хóл[а]дно и т.п.), в заударном конечном закрытом слоге (кóл[а]с, хóл[а]д и т.п.).
  4. Гласный [а] на месте е (из *е и *ь) в заударном неконечном слоге перед твердыми согласными: вы́[н’а]су, ó[з’а]ро и т.п.
  5. Гласный [а] на месте а в заударном неконечном слоге после парных мягких согласных и j перед твердыми: вы́[т’а]ну, пó[jа]са и т.п.
  6. Различение гласных на месте е (из *е и *ь) и и в в заударном конечном закрытом слоге перед твердыми согласными в [а] и [и]: вы́[н’а]с и т.п. – вы́- [п’и]л и т.п.
  7. Гласный [а] заударного слога в словах зá[jа]ц, мé[са]ц.
  8. Твердый [р] в соответствии с мягким: ку[р]ý, г[р]áзно, [рé]зать, ста[ры́]к и т.п.
  9. Случаи [р’] на месте р твердого: к[р’á]сный, г[р’ý]бо, топо[р’ó]м и т.п.
  10. Звонкие согласные д, б, з, ж на конце слова: са[д], ду[б], во[з], но[ж] и т.п.; отмечен звонкий заднеязычный согласный на конце слова: сне[г] или сне[g], дру[г] или дру[g] и т.п.
  11. Твердый [н] перед ш (ч) в форме сравнит. ст. мé[н]ше.
  12. Конечные сочетания [ст] и [с’т’]: мо[ст], хво[ст] и т.п.; ко[с’т’], го[с’т’] и т.п.
  13. Форма И.п. ед.ч. сущ. свекровь – свекрýха.
  14. Форма П.п. ед.ч. сущ. лес – в лéсе.
  15. Отмечен [х] в окончании =ов Р.п. мн.ч. сущ.: домó[х], местó[х], я́годо[х] и т.п.
  16. Форма Тв.п. мн.ч. сущ. I и II скл. – [мы]: за домá[мы], рукá[мы], сёла[мы] и т.п.
  17. Отмечено ударенное окончание =/и́й/ в И.п. ед. ч. прилаг. муж.р.: молоды́й, глухúй и т.п.
  18. Двусложное безударное окончание =´[ыjа] или =´[ыjъ] И.п. мн.ч. прилаг.: бéл[ыjа] или бéл[ыjъ], рóвн[ыjа] или рóвн[ыjъ] и т.п.
  19. Форма И.п. ед.ч. муж.р. местоим. тот – тэй.
  20. Окончание =/ой/ Р., Д., Тв., П. п.п. ед.ч. жен.р. местоим. тот, один: той, одной.
  21. Гласная /е/ в окончаниях косв. п.п. ед.ч. жен.р. и в окончании И.п. мн.ч. местоим. мой, твоц, свой: у моéй, к моéй с моéй, в моéй, у твоéй …, у своéй …; моé, твоé, своé.
  22. Отсутствие конечного т в окончании 3 л. ед.ч. глаголов I и II спряж. с ударением на основе: он стáне (стáня), игрáе (игрáя) и т.п.; он хóди (хóдя), нóси (нóся) и т.п.
  23. Форма 3.л. ед.ч. глаголов I спряж. с ударенными окончаниями с наличием и отсутствием конечного т – =/е/, =/е/т: он несé, несéт, берé, берéт и т.п.
  24. Форма 2 л. мн.ч. глаголов I спряж. с неподвижным ударением на окончании на =итé: нес[итé], бер[итé] и т.п.
  25. В глаголах II спряж. с основой на /д’/ на ступени чередования отмечена аффриката /д’ж’/: хо/д’ж’/у, вú/д’ж’/у и т.п.
  26. Отмечено /и/ в основе в форме повелит. накл. глаголов типа пить: пий, пи, пúйте и т.п.
  27. Объектно-целевые конструкции с предлогом по с одуш. сущ.: пойти по врача, по хозяйку, по овец и т.п.
  28. Слова: закýтать ‘закрыть дверь и /или окно, ворота’; пýня, пýнька ‘постройка для скота при доме’; сарáй ‘постройка для скота при доме’, и ‘постройка, помещение для хоз. инвентаря и кормов’; кувшúн и глёк ‘глиняная посуда для молока в форме высокого сосуда с узким горлом’; чекмéнь (и варианты) ‘муж. верхняя одежда из ткани преимущественно прямого покроя’; цепи́льно, цепилнó ‘ручка цепа’; кáпица, капúца ‘приспособление, соединяющее ручку и бьющую часть цепа’; косьё ‘косовище’; копá, копя́к ‘большая укладка снопов’; рýбель ‘жердь, скрепляющая укладку снопов или сена на возу’; гной ‘навоз’; бýльба ‘картофель’; кóсы ‘стебли огурцов’; пéвень ‘петух’; кóлет (о корове); гáвкает (о собаке); подзывные для лошадей – кось, кóся, кáсь, кáся и т.п.; подзывные для коров – телýх, телýш и.т.п.; зезю́ля ‘кукушка’; кýмкают (кумы́кают) – о лягушках; рéли ‘качели’; гýбы ‘грибы’; кры́ги, крúги ‘льдины’; крéпко ‘очень’.

Северо–западный д.т. Р2

(группа говоров второго ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в говорах Западнорусского д.т. Р, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Северо-западного д.т. Р2 от других говоров второго ранга того же разбиения (то есть от говоров Юго-западного д.т. Р1 и разнородных говоров РР), также относящихся на первом классификационном уровне к говорам Западнорусского д.т. Р (см. п. 3.3.2: схема 6). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. Сильное яканье.
  2. Звонкая заднеязычная согласная фонема в сильной и слабой позиции: [г] в сильной позиции, [к] – в слабой (дрý[г]а – дру[к] и т.п.).
  3. На месте твердого в в середине слова перед звонкими согласными [в] – перед глухими [ф]: прá[в]да, да[в]нó и т.п. – трá[ф]ка, о[ф]сá и т.п.
  4. Звук [ф] на месте в мягкого на конце слова: любó[ф], остá[ф] и т.п. и на месте в перед [к’] в середине слова: дé[ф]ки, лá[ф]ки и т.п
  5. [Нн] в соответствии с дн: мé[нн]ый, [н’н’]ей и т.п.; [мм] в соответствии с бм: о[мм]áн, о[м’м’]éн и т.п.
  6. Сочетание [гд] в словах ко[гд]á, то[гд]á; начальный элемент в слове [г]де.
  7. Полногласное сочетание в словах верёх, сéреп, столóб.
  8. Форма П.п. ед.ч. сущ. на с ударенными окончаниями и с основой на парный твердый согласный: – =/и́/: в воды́, на сестры́ и т.п.
  9. Совпадение окончаний Тв. и Д. п.п. мн.ч. сущ. и прилаг.: к домáм, за домáм, по рукáм, с рукáм, к сёлам, за сёлам и т.п.; к худы́м, с худы́м вёдрам, к бéлым, с бéлым платкáм и т.п.
  10. Окончание =о/в/о Р.п. ед.ч. местоим. ко/в/ó, че/в/ó и то/в/ó, мое/в/ó и т.п.
  11. Форма В.п. ед.ч. местоим. 3 л. жен.р. – онý (янý), в онý (в янý).
  12. Форма 3 л. ед.ч. глаголов I спряж. с ударенными окончаниями с наличием и отсутствием конечного т – =/о/, =/о/т: несё, несёт, берё, берёт и т.п.
  13. Основа в формах наст. вр. глагола лечь: 1 позиция – ля́/г/у, ля́/г/ут; 2 позиция – ля́/г’/ешь, ля́/г/ет … и т.д.
  14. Краткие действит. прич. прош. вр. от глагола идти и однокоренных приставочных: пришóдцы или пришéдцы ушóдцы или ушéдцы и т.п.
  15. Предложения со сказуемым (или главным членом) – причастием на =ши: лес зазеленевши, трава вся сгорелши, посуда была помымши и т.п.
  16. Предложения со сказуемым (или главным членом) – неизменяемым причастием на =н, =т: вся рель запахан, огурчики покрыт у меня ваши, присоветован так у портнихи и.т.п.
  17. Слова: осéдланность ‘весь участок земли, на котором находятся дом с хоз. постройками, огород, сад’; двор ‘постройка для скота при доме’; рей ‘постройка для сушки снопов’; зы́бка; квашня́ ‘посуда, в которой растворяют тесто’; кувшúн ‘глиняная посуда для молока в форме высокого сосуда с узким горлом’; ухвáт; сковорóдник; орáть ‘пахать’; зель ‘всходы зерновых культур’; жúто ‘ячмень’; позём ‘навоз’; таскáют и тягáют ‘убирают лен с поля’; кáлика и бýшма ‘брюква’; петýн ‘петух’; суя́ная, суянная (об овце); лáет (о собаке); сикля́хи ‘муравьи’; горáзд и рéзко ‘очень’.

Говоры Северо-западного д.т. Р2 противопоставляются говорам Юго-западного д.т. Р1 (то есть говорам другого диалектного типа того же разбиения) также следующими сопутствующими-Гл признаками (эти признаки являются сопутствующими, так как они относительно широко распространены в других говорах Западнорусского д.т. Р того же, второго, ранга – см. п. 3.3.2: схема 6):

  1. Звуки [ф] – [ф’] в соответствии с /ф/ – /ф’/ литерат. языка: [ф]áртук, [ф]óрма и т.п. – [Ф’]илúпп, кон[ф’]éты и т.п.
  2. На месте твердого в в начале слова перед звонкими согласными [в], перед глухими [ф]: [в]рéмя, [в]довá и т.п. – [ф]сех, [ф]тóрник и т.п.
  3. Звук [ф] на месте твердого в на конце слова, в окончании =ов Р.п. мн.ч. сущ. и в основах: столó[ф], домó[ф] и т.п. и готó[ф], рукá[ф] и т.п.
  4. Отсутствие протетического [в] перед ударенными [о] и [у]: [ó]кна, [ó]сень и т.п., [ý]тка, [ý]чит и т.п.
  5. Согласная /в/ в окончании Р.п. мн.ч. муж. и ср.р. прилаг.: бéло/в/о, так/ó/во и т.п.
  6. Окончание =/а/ Р. и В. п.п. личных местоим. 1 и 2 л. ед.ч. и возврат.: у меня́ (или у мня́), у тебя́ (или у тея́, у тобя́), у себя́ (или у сея́, у собя́); видишь меня́ (или мня), тебя́ (или тея́, тобя́) и т.п.
  7. Окончание =/ой/ Р., Д., П. и Тв. п.п. ед.ч. указат. местоим. той, однóй.
  8. /Т/ в окончаниях 3 л. глаголов: несé/т/, несý/т/, знáе/т/, знáю/т/; спи/т/, спя/т/, лю́би/т/, лю́бя/т/ и т.п.
  9. Форма 2 л. ед.ч. глаголов дать, есть – дашь, ешь.
  10. Основа в формах наст. вр. и повелит. накл. глаголов типа крыть: м[ó]ю, м[ó]й, кр[ó]ю, кр[о]й, р[ó]ешь, р[о]й и т.п.
  11. Слова: избá ‘крестьянское жилище’ и ‘жилая постройка’; дом ‘крестьянское жилище’; заплáтка; óзимь ‘всходы зерновых культур’; брю́хва ‘брюква’; свёкла; льдúны, ледúны; вёдро ‘хорошая, ясная погода’; хóлодно; брéзговать, брéзгать; (с)пря́тать.
Псковский д.т. Р21

(группа говоров третьего ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в говорах Западнорусского д.т. Р, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Псковского д.т. Р21 от других говоров третьего ранга того же разбиения (то есть от разнородных говоров Р2Р), также относящихся на втором классификационном уровне к говорам Северо-западного д.т. Р2 (см. п. 3.3.2: схема 6). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. Протетический [и] отмечен перед сочетанием «плавный + согласный»: [и]ржáть, [и]льдóм и т.п.
  2. Звуки [хв] и/или [х] – [хв’] и/или [х’] в соответствии с /ф/ – /ф/ литерат. языка: [хв]áртук, [хв]óрма и т.п. и/или [х]áртук, [х]óрма, кó[х]та, ти[х] и т.п. – [Хв’]илúпп, кон[хв’]éты и т.п. и/или [Х’]илúпп, кон[х]éты и т.п.
  3. Совпадение согласных на месте ч и ц в [ц]:[ц]ай – ýли[ц]а и т.п.
  4. Протетический [в] перед ударенными [о] и [у]: [вó]кна, [вó]сень и т.п., [вý]тка, [вý]чит и т.п.
  5. Форма Р.п. ед.ч. местоим. 3 л.жен.р. в сочетании с предлогом – у ёй, у нёй.
  6. Форма В.п. ед.ч. местоим. 3 л. жен.р. – онý, в ону.
  7. Гласная /е/ в окончаниях косв. п.п. ед.ч. жен.р. местоим. мой, твой, свой: у моéй, к моéй, с моéй, в моéй, у твоéй …, у своéй …
  8. /Т’/ в окончаниях 3 л. глаголов: несé/т’/, несý/т’/, знáе/т’/, знáю/т’/; спи/т’/, спя/т’/, лю́би/т’/, лю́бя/т’/ и т.п.
  9. Основа и место ударения в формах наст. вр. глагола мочь: 1 позиция – мо/г/ý; 2 позиция – мó/г’/ешь, мó/г’/ет …; 3 позиция – мó/г/ут.
  10. Основа в формах наст. вр. и повелит. накл. глаголов типа крыть: кр[é]ю, кр[е]й, м[é]ю, м[е]й, р[é]ешь, ре[й] и т.п.
  11. Прич. на =лши от глаголов с основой прош. вр. на гласный: устáлши, взя́лши, одéлши, éлши и т.п.
  12. Объектно-целевые конструкции с предлогом в: пойти в ягоды, в грибы, в цветы, в воду и т.п.; поехать в дрова, в жерди и т.п.
  13. Слова: рей ‘постройка для сушки снопов’; прáльник ‘орудие для выколачивания белья при стирке’; косовьё ‘косовище’; пáлец ‘рукоятка на косовище’; бороновáть; одéнье, одэ́нье ‘большая укладка снопов или сена’; жердь ‘жердь, скрепляющая укладу снопов или сена на возу’; чернозём ‘навоз’; тягáют ‘убирают лен с поля’; кáливка ‘брюква’; сикля́хи ‘муравьи’; стегá ‘пешеходная дорожка’; нúва ‘участок земли’; блúцы ‘грибы’.
Южнопсковский д.т. Р211

(группа говоров четвертого ранга)

Из всех признаков, в разной степени распространенных в говорах Западнорусского д.т. Р, выделяются такие, которые в наибольшей степени отличают говоры Южнопсковского д.т. Р211 от других говоров четвертого ранга того же разбиения (то есть от разнородных говоров Р21Р), также относящихся на третьем классификационном уровне к говорам Псковского д.т. Р21, а на втором уровне – к говорам Северо-западного д.т. Р2 (см. п. 3.3.2: схема 6). Это следующие типоопределяющие признаки:

  1. Нелабиализованный гласный [ъ] на месте у в заударном конечном закрытом слоге: óк[ъ]нь, фáрт[ъ]к и т.п.
  2. [Шш] в слове счет и однокоренных: [шшы]тáть и т.п.
  3. Звуки [хв] и/или [х] – [хв’] и/или [х’] в соответствии с /ф/ – /ф’/ литерат. языка: [хв]áртук, [хв]óрма и т.п. и/или [х]áртук, [х]óрма, кó[х]та, ти[х] и т.п. – [Хв’]илúпп, кон[хв’]éты и т.п. и/или [Х’]илúпп, кон[х]éты и т.п.
  4. На месте твердого в [ў] в середине слова перед звонкими и глухими согласными, а также на конце слова, в окончании =ов Р.п. мн.ч. сущ. и в основах: прá[ў]да, да[ў]но и т.п., трá[ў]ка, о[ў]сá и т.п.; столó[ў], домó[ў] и т.п. и готó[ў], рукá[ў] и т.п.
  5. На месте твердого в в начале слова перед звонкими и глухими согласными – [в] или [w]: [в]рéмя, [в]довá и т.п. и [в]сех, [в]тóрник и т.п. или [w]рéмя, [w]довá и т.п. и [w]сех, [w]тóрник и т.п.
  6. Ув, уво на месте предлогов и приставок в и у: [ув] áрмию, [уф] трú, [ува]снé, [ув] Алёны, [ува]шлú, [ув]лезть и т.п.
  7. Протетический [в] перед ударенными [о] и [у]: [вó]кна, [вó]сень и т.п. и [вý]тка, [вý]чит и т.п.
  8. Звук [ў] на месте в мягкого на конце слова: любó[ў], остá[ў] и т.п.
  9. Звук [ў] на месте в перед к’ в середине слова: дé[ў]ки, лá[ў]ки и т.п.
  10. Суфф. сравнит. ст. =éй: добрéй, веселéй и т.п.
  11. Отмечено окончание =/е/ в Р. и/или В. п.п. личного местоим. 1 л. ед.ч.: у менé или у мнé; менé или мне.
  12. Основа личного местоим. 2 л. ед.ч. и возврат. т/о/б=, с/о/б= только в формах Д. и П. п.п.: т/о/бе́, с/о/бе́ или о т/о/бé, на с/о/бé.
  13. Форма В. п. ед.ч. местоим. 3 л. жен.р. – еé, в еé.
  14. Фонема /е/ в ударенных окончаниях глаголов I спряж и основой на парные твердые согласные: 2 л. ед.ч. нес/é/шь, бер/é/шь и т.п.; 3 л. ед.ч. нес/é/т, бер/é/т и т.п.; 2 л. мн.ч. нес/é/те, бер/é/те и т.п.
  15. Основа в формах наст. вр. глаголов типа печь, беречь: 1 позиция – пе/к/ý, пе/к/ýт …, бере/г/ý, бере/г/ýт …; 2 позиция – пе[к’é]шь, пе[к’é]т …, бере[г’é]шь, бере[г’é]т …; 3 позиция – пе[к’ó]м, …, бере[г’ó]м … и т.п.
  16. Объектно-целевые конструкции с предлогом в: пойти в ягоды, в gрибы, в цветы, в воду и т.п.; поехать в дрова, в жерди и т.п.
  17. Постпозитивные частицы не употребляются.
  18. Слова: испóдки ‘вязаные рукавицы с одним пальцем’; лáпина ‘заплата’, лáпить или лапúть ‘чинить одежду, ставя заплаты’; прúвязь ‘цеп’; зéлень ‘всходы зерновых культур’; ботвá ‘свекла’; ревёт (о корове); бодéт (о корове); стегá ‘пешеходная дорожка’; ля́да ‘росчисть под пашню или покос’; посидéлки ‘вечерние собрания молодежи (в помещении)’; игрáть ‘петь’.

3.3.2.2. Отражение результатов структурно- типологической классификации на лингвогеографической карте.

Структурно-типологический аспект изучения говоров не предполагает обязательного отражения результатов исследования (в данном случае – результатов структурно-типологической классификации) на лингвогеографической карте. В то же время, поскольку говоры – территориальные варианты языка (микросистемы, или частные диалектные системы, зафиксированные в разных точках географического пространства), результаты структурно-типологической классификации, проведенной вне территории, важно представить в виде лингвогеографической проекции, то есть отразить на лингвогеографической карте. В данном разделе карта структурно-типологической классификации для бóльшей наглядности (ввиду сложности русского лингвогеографического ландшафта) разделена на шесть частей (см. карты 5 – 10). Общая карта помещена в [ДАРЯ 2004: карта III]. Названные карты отражают распространение говоров, относящихся к разным единицам всех четырех классификационных уровней структурно-типологической лклассификации русских говоров.

Отражение результатов структурно-типологической классификации на лингвогеографической карте выявляет определенные закономерности в территориальном распределении говоров разных классификационных единиц. В этих закономерностях, как и в диалектном членении, проявляется функциональная связь структурного и лингвогеографического аспектов. Так, карты позволяют выявить четкую тенденцию в территориальном распределении частных диалектных систем (говоров), относящихся к одной однородной группе, к переходным совокупностям говоров или к совокупностям разнородных говоров. Эта тенденция состоит в следующем.

Говоры одной однородной группы почти все объединяются и территориально (см. на указанных картах, например, территорию распространения говоров групп первого уровня деления – С и Ю; второго уровня – С1, С2, С3, Ю1, Ю2, Р1, Р2 и др.; третьего уровня – С11, С21, С31, СП31, Ю11, Ю21, ПП1, Р21 и др.; четвертого уровня – С111, С1Р1, С211, С311, С3Р1, СП1Р1, Ю1Р1, ЮП11, ЮП21, ЮПП1, П211, П2Р1, ППР1, Р111, Р1Р1, Р211 и др.).

Говоры переходных совокупностей почти все занимают территорию, промежуточную между ареалами распространения говоров тех групп, с которыми они на данном уровне связаны (см. на указанных картах говоры переходных совокупностей первого уровня структурно-типологической классификации – П; второго уровня – СП1, СП2, СП3, СП4, ЮП, ПП; третьего уровня – СП4П, ЮПП, ЮРП; четвертого уровня – ЮР1П).

Разнородные говоры смешанных совокупностей, как правило, распространены по периферии ареалов однородных групп говоров или отдельными разрозненными вкраплениями на других территориях (см., например, на указанных картах разнородные говоры совокупностей второго уровня – СР, ЮР, ПР, РР; третьего уровня – С1Р, С2Р, Ю1Р, Ю2Р, П1Р, Р1Р и др; четвертого уровня – С11Р, Ю1РР, П21Р, Р21Р и др.)

Территориальная проекция структурно-типологической классификации в ее сопоставлении с ареальной классификацией (с диалектным членением) русских говоров заслуживает специального рассмотрения. Такое сопоставление для русских говоров как очень близких между собой языковых систем имеет особое значение: для полной характеристики русского диалектного языка – как в территориальном, так и в структурно-типологическом аспектах – важны как сходства, так и различия между классификациями, проведенными по одним и тем же признакам, но на основе разных принципов и разными методами. Это определяет необходимость сравнения результатов структурно-типологической классификации, отраженных на лингвогеографической карте, прежде всего с диалектным членением К.Ф. Захаровой и В.Г. Орловой.

Необходимо еще раз обратить внимание на главное различие между картой, отражающей результаты структурно-типологической классификации, и картой диалектного членения (см. п. 3.3 – с. 33 – 34 и п. 3.4 – с. 174). Главное различие между этими картами состоит в сущности представленных на них единиц деления: диалектное членение – это схема, на которой показано расположение лингво-территориальных единиц (наречий, межзональных, в том числе среднерусских, говоров, групп говоров, а также зон); в отличие от этого карта структурно-типологической классификации представляет территориальное распространение говоров, образующих однородные группы разных диалектных типов, а также говоров, относящихся к переходным совокупностям и смешанным совокупностям разнородных говоров разных уровней деления (при этом каждый говор соотнесен с определенным нас. п.). Сравнение карт позволит выявить, как соотносится территория распространения говоров, относящихся к разным единицам структурно-типологической классификации (говоров того или иного диалектного типа, говоров переходных совокупностей и разнородных говоров смешанных совокупностей) с единицами диалектного членения той же территории.

Тут можно читать книгу