3.3. Диалектное членение русского языка и структурно-типологическая классификация русских говоров. Диалект

Одна из важнейших проблем интерпретации лингвогеографических данных, в частности, данных, представленных в ДАРЯ, – это классификация говоров и выделение диалектов.

Проблема классификации говоров и выделения диалектов в русской диалектологии решалась не раз, причем первый опыт классификации русских говоров относится еще к XVIII в. [Ломоносов 1755]. История вопроса детально изложена в работах: И. А. Оссовецкий «Начальные этапы развития русской диалектологии» (см. [История 1961: 7 – 29]) и С. С. Высотский «Развитие русской диалектологии в конце XIX в. и в начале XX в.» (см. [История 1961: 30 – 33). Первые классификации русских говоров основывались главным образом на показаниях истории и в значительно меньшей степени – на лингвистических признаках (исключение – классификация М. В. Ломоносова). Все эти классификации не являются итогом лингвогеографического анализа диалектных данных, и результаты их не отражены на лингвогеографических картах.

На лингвистических данных построены три ареальных классификации русских говоров, каждая из которых представляет собой важную веху в развитии русской диалектологии: [Даль 1852], [Дурново – Соколов – Ушаков 1915] ([Опыт]), [Захарова – Орлова 1964], [Захарова – Орлова 1970; ДАРЯ 1986: карта IV; ДАРЯ 2004: карта II]. Классификация говоров В. И. Даля и их характеристика как по количеству материала, так и по широте охвата говоров представляла собой выдающееся явление своего времени и до сих пор не потеряла своего значения. Однако и в этой классификации территориальные объединения говоров даны лишь в словесном описании, а не представлены на лингвогеографической карте.

На лингвогеографических картах представлены две наиболее известные классификации русских говоров: [Опыт] и диалектное членение К. Ф. Захаровой и В. Г. Орловой.

Среди достижений русской лингвистической географии 60-х – 70-х гг. XX в., когда наиболее активно проходила работа над ДАРЯ, разработка вопросов диалектного членения языка была наиболее важной. Выделению диалектов, или диалектному членению языка, Р. И. Аванесов, долгое время возглавлявший МДШ, на протяжении всего своего творчества придавал особое значение. Основные принципы диалектного членения были сформулированы им в работах [Аванесов 1962; 1963; 1965], а затем развиты и применены к огромному материалу русских говоров в трудах его учеников и последователей. Наиболее полно теория диалекта, созданная Р. И. Аванесовым, воплощена и получила дальнейшее развитие в работах представителей МДШ: в фундаментальном труде К. Ф. Захаровой и В. Г. Орловой «Диалектное членение русского языка» и в монографии Н. Н. Пшеничновой «Типология русских говоров».

Существенным отличием карты диалектного членения русского языка К.Ф. Захаровой и В. Г. Орловой от карты [Опыта] является тот факт, что она построена на новых обширных материалах, отражающих говоры Центра Европейской части России середины XX в., а также то обстоятельство, что выводы относительно диалектного членения русского языка сделаны в результате детального анализа «закономерностей территориального распространения диалектных различий русского языка», или иначе, «лингвистического ландшафта русского языка и присущих ему закономерностей» [Захарова – Орлова 1970: 10]. Такой анализ лингвистического ландшафта русского языка, в частности, позволил авторам выделить новые единицы диалектного членения, а именно зоны и группы говоров.

Основанием для нового (после [Опыта]) диалектного членения, которое разработали К. Ф. Захарова и В. Г. Орлова, послужило досканальное изучение всех изоглосс, которые позднее были представлены в ДАРЯ. Эти же данные послужили основанием и для структурно-типологической классификации русских говоров, которая, как будет показано ниже, осуществлена также в рамках лингвогеографической теории МДШ, хотя и имеет свою специфику. Структурно-типологическая классификация проведена с помощью компьютера методом, в котором использованы элементы теории вероятностей, при этом в ней автоматически учитывалась классификационная значимость каждого из признаков, на основании которых проводилась классификация [Пшеничнова 1996: 10 – 12, 16 – 20]. Эти три карты ([Опыт], Диалектное членение Захаровой – Орловой и отражающая результаты структурно-типологической классификации) вместе опубликованы (в цвете) в: [Русский язык –Энциклопедия 1997].

В определении диалекта Р. И. Аванесов различает две стороны проблемы: выделение диалектов и структурно-лингвистическая характеристика выделившихся диалектов. Для выделения диалектов, по мнению Р.И. Аванесова, существенны не только языковые показатели. В частности первостепенное значение имеет общность территории, на которой распространены говоры, совпадающие по комплексу языковых черт, важных для выделения диалектов. Выбор признаков, наиболее значимых для выделения диалектов, из всех имеющих компактную территорию распространения, должен производиться с учетом экстралингвистических факторов – предпочтение отдается таким признакам, ареалы которых согласуются с существенными фактами истории и культуры самих диалектоносителей на соответствующих территориях [Аванесов 1963: 305 – 308]. Позднее это положение Р. И. Аванесова было уточнено его учениками и последователями, которые убедительно показали, что диалекты следует выделять по одним лишь лингвистическим показателям, а сопоставление диалектных границ с экстралингвистическими (историческими, этнографическими и др.) – это второй, отдельный, этап исследования (см. ниже). Структурно-лингвистическая характеристика выделившихся диалектов моделируется после проведения диалектного членения (см. ниже: п. 3.3.3.5).

При рассмотрении принципов диалектного членения языка и структурно-типологической классификации говоров МДШ, а также сходства и различий между ними необходимо учитывать ту существенную особенность диалектного языка, на которую Р. И. Аванесов специально обращал внимание, а именно его «принципиальную двусторонность <…> наличие в нем собственно структурного и территориального аспектов. Диалектный язык – это прежде всего определенная структура, однако в диалектологии существенно, что как структура в целом, так и ее отдельные элементы обычно проецируются на территорию. При этом структура диалектного языка может изучаться вне ее территориальной проекции.<…> При изучении диалектного языка как чистой структуры различные его структурные разновидности выделяются в качестве величин чисто типологических» [Аванесов 1965: 24 — 25]. Между структурным и территориальным аспектами изучения диалектов «существуют отношения тесной функциональной связи, но никак не тождества» [Там же: 34].

В названных работах К. Ф. Захаровой – В. Г. Орловой и Н. Н. Пшеничновой представлены два разных аспекта изучения говоров: территориальный – в диалектном членении и структурно-типологический – в структурно-типологической классификации.

К.Ф. Захарова и В.Г. Орлова осуществили диалектное членение русского языка в соответствии с принципами, высказанными Р.И. Аванесовым, то есть диалекты выделены ими по пучкам изоглосс как единицы лингво-территориальные, а далее сконструированы характеристики этих единиц как макросистем разных рангов (то есть разных уровней деления).

Структурно-типологическая классификация русских говоров проведена также по данным ДАРЯ, но с новых для диалектологии позиций, а именно говоры классифицировались вне территории на основании сходств и различий между ними по всем признакам, которые представлены в ДАРЯ.

Ареальная и структурно-типологическая классификации языковых систем, в том числе и диалектных систем (говоров), проводятся с разными целями и оперируют разными единицами деления. Ареальная классификация говоров (диалектное членение) имеет дело с лингвотерриториальными единицами. Так, в диалектном членении русского языка это такие единицы как наречия, группы и подгруппы говоров, зоны и межзональные, в том числе среднерусские, говоры, а также единицы, обозначенные как «говоры». Все эти лингвотерриториальные единицы и показаны на лингвогеографических картах, отражающих ареальные классификации. Единицами структурно-типологической классификации являются различные совокупности говоров как частных диалектных систем. Одни из этих совокупностей представляют собой однородные группы говоров (по признакам, по которым сравниваются говоры), другие – переходные совокупности, третьи – смешанные совокупности разнородных говоров. Единицы структурно-типологической классификации состоят или из частных диалектных систем (говоров) какого-либо одного диалектного типа (того или иного ранга), – как правило это однородные группы говоров, – или из говоров, которые к одному какому-либо диалектному типу (д.т.) отнести нельзя. Этими результатами структурно-типологическая классификация заканчивается. На лингвогеографической карте, отражающей результаты структурно-типологической классификации (если такая карта составляется!) показывается (соответствующими условными обозначениями) не лингвотерриториальные единицы, как в диалектном членении, а территориальное распространение говоров, относящихся к каждой из названных единиц структурно-типологической классификации.

Рассмотрим диалектное членение русского языка и структурно-типологическую классификацию русских говоров более детально.

Тут можно читать книгу