3.2. Диалектологический атлас русского языка

Практическим воплощением лингвогеографической теории МДШ являются созданные в 50-х гг. XX в. пять томов региональных атласов, из которых опубликован один – «Атлас русских народных говоров центральных областей к востоку от Москвы». Наиболее полное воплощение лингвогеографической концепции МДШ – это сводный «Диалектологический атлас русского языка» (ДАРЯ). Объектом картографирования в ДАРЯ являются диалектные различия, или междиалектные (межсистемные) соответствия, образованные соотносительными вариантами диалектного различия: на каждой карте ДАРЯ соотносительные варианты одного диалектного различия (т.е. разные члены междиалектного соответствия) образуют совокупность противопоставленных ареалов одного языкового явления в пределах картографируемой территории, что и составляет содержание отдельной лингвистической карты (см. ниже пример «Аффрикаты»).

В ДАРЯ четко разграничены разные языковые уровни. Разные планы многопланных различий показаны различными техническими средствами.Важно при этом отметить, что в атласе нет строгой прикрепленности тех или иных видов обозначений к определенным планам противопоставления, но жестко соблюдается правило: структура обозначающего (то есть структура условных обозначений) строго соответствует структуре обозначаемого (то есть структуре картографируемого языкового явления). Вопрос о том, как показать структуру сложного многопланного диалектного различия на карте, решается для каждого диалектного различия индивидуально: в каждом отдельном случае прежде всего выявляется «иерархия» тех различительных признаков, по которым члены данного диалектного различия противопоставлены друг другу. Особенно сложной во многих случаях является структура лексико-семантических диалектных различий. Естественно, что принадлежность к разным корням языковых единиц, обозначающих одно и то же понятие, является самым значимым. «Но при картографировании значимость признаков определяется не только тем, противопоставляют ли они разные слова или варианты слова, а едва ли не в первую очередь их ролью в структуре диалектного ландшафта: члены диалектного различия, выделяемые по признакам неодинакового состава фонем одной и той же корневой или аффиксальной морфемы, различий в словесном ударении или грамматическом оформлении могут характеризовать более обширные и компактные ареалы, чем те соотносительные члены, которые выделяются признаками, более значимыми в структуре языка» [Мораховская 1996: с. 33].

В качестве примера представим структуру такого многопланного диалектного различия как аффрикаты (см: ДАРЯ 1986: карта № 47) в следующей схеме:

Схема 1

 

Важным для изучения современного состояния говоров, их истории, их взаимодействия с литературным языком и междиалектного контактирования является отражение на картах ДАРЯ широко отмечаемой в говорах вариативности. Количественное соотношение сосуществующих в одном говоре разных вариантов одного и того же звена языковой системы показано в ДАРЯ разными способами, в том числе и традиционным, когда при количественной характеристике диалектного члена межсистемного соответствия на карте даются две градации: основным знаком показано, что данный вариант отмечается регулярно, то есть в неограниченном числе примеров, а модификация основного обозначения указывает на то, что данный вариант отмечен в единичных случаях. Так, например, на карте 1 в [ДАРЯ 1986] оканье как регулярное фонетическое явление (в неограниченном числе примеров) показано сплошной цветной заливкой (сиреневой), а единичные примеры оканья при наличии аканья как регулярного фонетического явления показаны крапом того же цвета (сиреневый крап на фоне красной штриховки, обозначающей аканье в неограниченном числе примеров). Новым для лингвогеографии является применяемый в ДАРЯ метод предварительного статистического анализа материала, разработанный специально для картографирования. Предварительная статистическая обработка материала для показа разной интенсивности распространения какой-либо языковой черты применяется и в других атласах. В русской лингвогеографии используется оригинальная методика, разработанная специально для таких случаев, когда различия между говорами по изучаемому признаку нарастают плавно (см., например, употребительность причастных форм в русских говорах в [Кузьмина – Немченко 1971: карты-схемы 1, 2, 3, 4]) В ДАРЯ метод предварительного статистического анализа материала применен не только для показа интенсивности определенной языковой черты на разных территориях, но и для выявления чисто лингвистических характеристик. Так, например, на карте 83 [ДАРЯ 1986] «Сравнительная распространенность [ш] на месте ч в сочетании чн» показана интенсивность распространения сочетания [шн], то есть относительная частота примеров с [шн] при сосуществовании в говорах примеров с [шн] и [чн] (молó[чн]ый и молó[шн]ый, пшенú[чн]ый и пшенú[шн]ый, яú[чн]ица и яú[шн]ица и т.д.). С другой стороны, предварительный статистический анализ материала при составлении карт 87, 89 и 91 [ДАРЯ 1989] позволил сделать чисто лингвистический вывод. Названные карты посвящены сочетаниям =/ájе/=, =´/аjе/=, =/éjе/= и их соответствиям на стыке основы и окончания в личных формах глаголов I спряжения с основой на «гласный + /j/» – 2 и 3 л. ед. ч. и 1 и 2 л. мн. ч. (типа знáешь, знáет, знáем, знáете и т.п.; рабóтаешь, рабóтает, рабóтаем, рабóтаете и т.п.; умéешь, умéет, умéем, умéете и т.п.). Предварительный статистический анализ материала (формы 2 л.мн.ч. не учитывались – см. об этом комментарий к картам 87 – 93 [ДАРЯ 1989: 106 – 108]) позволил выявить и показать на картах, с одной стороны, говоры, в которых стяженные и нестяженные варианты без /j/ (знат и знáат и т.д.; рабóтат и рабóтаат и т.д.; умéт и умéет и т.д.) являются сосуществующими вариантами форм I спряжения (в этих говорах стяжение может быть рассмотрено условно как «живой» процесс), а с другой стороны, выделить говоры, где при наличии такого сосуществовании формы с полным стяжением (знат, знашь и т.д., рабóтат и т.д., умéт и т.д.) образуют особую парадигму – III спряжение (термин введен С. В. Бромлей; см.[Бромлей 1972]).

ДАРЯ – капитальное лингвогеографическое исследование, охватывающее территорию древнейшего русского заселения, то есть территорию, где формировался русский язык и складывались его основные диалекты. ДАРЯ подводит определенный итог большому и плодотворному периоду в развитии русской не только лингвогеографии, но и диалектологии в целом. Этот период связан прежде всего с именем Р. И. Аванесова.

Специфика ДАРЯ состоит в том, что в нем отражены основные звенья языковой системы каждого из говоров, входящих в атлас, в их материальном воплощении и системных отношениях. Это обусловлено программой, по которой собирался материал для атласа: программа составлена таким образом, что ответы на все ее вопросы представляют « по существу описание говора в его важнейших чертах» [Аванесов 1949: 317]. Таким образом, по данным ДАРЯ впервые каждая частная диалектная система (в ДАРЯ их 4195) может быть смоделирована во всех ее главных языковых чертах (основных элементах языковой системы), входящих в вариативные звенья системы диалектного языка, какие отмечены в середине XX в. в русских говорах Центра Европейской части России (учтено 4416 признаков). Каждая карта ДАРЯ представляет полную структурную и лингвогеографическую картину показанного на ней вариативного звена русского диалектного языка, а весь атлас в целом воплощает одновременно структурную и лингвогеографическую картину системы русского диалектного языка в его основных вариативных звеньях. Эта особенность ДАРЯ предоставляет огромные возможности для интерпретации лингвогеографических данных, то есть для дальнейших исследований в области истории и диалектологии русского языка.

Тут можно читать книгу