1. Предмет и задачи лингвистической географии

Лингвистическая география (лингвогеография) — один из разделов языкознания, задачей которого является изучение закономерностей территориального распространения языковых явлений (фонетических, морфологических, синтаксических, лексико-семантических) или отдельных конкретных языковых фактов (например, звук [к] в соответствии с х в слове хлев, название коромысла, название радуги или др.).

В лингвистической географии используется метод картографирования, с помощью которого выявляется территория распространения той или иной языковой черты и устанавливаются ее границы. Эти границы, нанесенные на лингвогеографическую карту, носят название изоглосс («изоглосса» от греч. isoz  – isos ‘равный, одинаковый, подобный’ и glvssa – glossa ‘речь’, ‘язык’).

Изоглосса – линия на географической карте, ограничивающая территорию распространения отдельного языкового явления, то есть одного из членов междиалектного  соответствия (см. ниже, п. 3.1, с. 20 и сл.). В некоторых работах (чаще  в исследованиях по ареальной лингвистике, тесно связанной с лингвистической географией, о чем см. ниже, п. 2, с. 12) употребляются термины, уточняющие понятие изоглоссы: изофона — фонетическая изоглосса, изолекса — лексическая изоглосса, изопрагма — линия, ограничивающая территорию определенной реалии, изосема — линия, ограничивающая территорию сходного семантического развития лексемы, и др.

Изоглоссы разных явлений почти никогда полностью не совпадают, а образуют на лингвогеографической карте сложное переплетение. Многие изоглоссы, не совпадая полностью, а переплетаясь друг с другом, проходят близко друг от друга, образуя пучки изоглосс.

Помимо изоглосс (линий) в лингвистическом картографировании используются также знаки разной формы и цвета, а также штриховки разного цвета и разной конфигурации и цветные заливки. Содержание (значение) условных обозначений на карте называется легенда (лат. legenda ‘то, что должно быть прочитанным’).

Территория распространения языковой особенности, ограниченная изоглоссой или показанная одинаковыми знаками, заливкой или штриховкой, носит название ареал (лат arealis прил. от area ‘площадь, пространство’). В лингвистической географии употребляется также термин зона (греч. zone ‘пояс, область’), который в лингвогеографии имеет два значения: 1) некоторое пространство, район, характеризуемый каким(и)-либо общим(и) признаком (признаками), очерченный приблизительной (в отличие от ареала !) границей (например, пограничная зона, переходная зона, зона сосуществования каких-либо признаков, зона разреженного или преимущественного распространения каких-либо признаков и др.); 2) в русской диалектологии единица диалектного членения языка (например, северная зона, северо-западная зона, юго-западная зона и др.; см. ниже, п. 3.3.1, с. 40 – 46). Диалектные зоны выделяются на основании сочетаний ареалов (по пучкам изоглосс) таких диалектных явлений, которым на остальной территории не противопоставлены ареалы диалектных же явлений: как праавило на территории за пределами диалектной зоны распространены члены междиалектных соответствий, совпадающие с литературным вариантом. Как единица диалектного членения языка употребляется также термин межзональные говоры (см. ниже, с. 52 – 55, 65 – 67; подробнее [Захарова – Орлова 1970: 32 — 33]).

Если разные члены одного диалектного различия (см. ниже, с. 13) практически полностью исключают друг друга на одной территории, то в этом случае изоглосса, а следовательно, и очерченный ею ареал, показывая территорию распространения некоторого диалектного варианта, одновременно указывает и территорию распространения другого диалектного варианта, соотносительного с первым. Так, на карте, посвященной диалектному различию «Безударный вокализм 1-го предударного слога после твердых согласных», изоглосса (и соответствующий ей ареал), очерчивая территорию распространения такого варианта безударного вокализма как аканье (стр[а]нá, тр[а]вы́, д[а]внó и т.п. и в[а]дá, д[а]мóй и т.п.), одновременно показывает и территорию распространения оканья (стр[а]нá, тр[а]вы́, д[а]внó и т.п. и в[о]дá, д[о]мóй и т.п.) как варианта безударного вокализма, соответствующего аканью на другой территории.

В действительности такая ситуация, когда изоглосса (ареал) четко разграничивает территорию распространения членов одного диалектного различия  в русских говорах встречается очень редко. Кроме изоглоссы (ареала), разделяющей территории аканья – оканья, близки к таким изоглоссам линии, территориально разграничивающие [г] и [g] в соответствии со звонкой заднеязычной согласной фонемой /г/ (например, [г]óрод, [г]усь и т.п. – [g]óрод, [g]сь и т.п.) и формы Тв. п. мн. ч. существительных на =ами и =ам (например, рукáми, домáми, дéвками и т.п. – рукáм, домáм, дéвкам и т.п.).

Во всех перечисленных, а также в других подобных случаях изоглосса показывает распространение противопоставленных диалектных вариантов, иначе, членов противопоставленных диалектных различий,  и потому также является противопоставленной. Изоглосса является непротивопоставленной, если она указывает территорию распространения лишь одного из членов диалектного различия. Характер распространения другого члена диалектного различия, соотносительного с отраженным на карте, при этом не выражен: не показанный на карте вариант может занимать всю территорию, на которой отсутствует вариант, показанный непротивопоставленной изоглоссой, а может сосуществовать с вариантом, представленным на карте, во всех или в отдельных говорах картографируемой территории. Необходимая в таких случаях характеристика картографируемого явления дается в комментарии к карте. В качестве примеров непротивопоставленных изоглосс (ареалов) можно назвать некоторые представленные на картах Диалектологического атласа русского языка (ДАРЯ): распространение гласного [é] в формах типа крич[é]ть (М., 1989: карта 103); распространение формы глаголов 2-го л. мн. ч. настоящего времени с ударенным окончанием —итé – сидитé, говоритé, купитé, неситé, вяжитé, ведитé и т.п. (М., 1989: карта 85); распространение конструкций типа у хозяйки отстряпанось ‘хозяйка отстряпалась’; распространение конструкций типа у пса убежено ‘пес убежал’, так было жито ‘так жили’ (М., 2004: карта 2,I); распространение слова клýня (М., 1997: карта 18); распространение слова крúнка, обозначающего глиняную посуду разной формы (М., 1997: карта 25), и др).

Чаще всего изоглоссы разных членов одного междиалектного соответствия хотя бы частично пересекаются. Это означает, что ареалы разных членов одного междиалектного соответствия, ограниченные изоглоссой, хотя бы частично накладываются друг на друга, в результате чего на карте выделяется зона сосуществования разных членов картографируемого междиалектного соответствия. Например, зона сосуществования форм глаголов с утратой /j/, но без стяжения гласных и форм со стяжением типа знат и знáат, рабóтат и рабóтаат, белéт и белéет, мот и мóот и т.п. [ВСИ 1998:78] или зона сосуществования звуков [шш] и [шч] в соответствии с фонемой /щ/ (я[шш]ик и я[шч]ик и т.п. [ВСИ 1998: 61]) и др.

Совокупность изоглосс, или совокупность ареалов, на территории распространения данного языка образует языковой ландшафт. Языковой ландшафт, его особенности и закономерности являются объектом изучения лингвистической географии.

Сопоставительный анализ изоглосс и ареалов различных языковых явлений (характер изоглосс, их направление, соотношение между собой, характер ареалов – сплошной, компактный, разорванный, «кружевной» и др.) даёт важные сведения для изучения истории этих явлений, для установления относительной хронологии их развития. Эти данные в совокупности, а также сопоставление особенностей языкового ландшафта с показаниями истории носителей диалектов представляют богатейший материал для восстановления истории народно-разговорного языка в его территориальных разновидностях (в его диалектном многообразии), для изучения истории формирования литературного языка.

Систематизированное собрание карт, отражающих распространение диалектных особенностей какого-либо языка, представляет собой диалектологический атлас данного языка. Материал для атласа собирается по специальной программе (вопроснику, анкете). Говоры населенных пунктов сельского типа обследуются по определенной сетке (реже обследование бывает сплошным). Материал для атласа собирается в относительно сжатые сроки с целью отразить в нем определенный синхронный срез жизни языка в его говорах.

Создание диалектологического атласа – важный этап в развитии диалектологии каждого языка. Атлас представляет собой фундаментальный свод диалектологического материала в его территориальном распространении, и тем самым он является уникальной базой для исследования языка в разных аспектах. Отражая синхронное состояние говоров того или иного языка, атлас вместе с тем дает ценнейший материал также и для изучения истории данного языка.

Диалектологические атласы бывают разного типа.

По охвату территории распространения изучаемых говоров различаются атласы от включающих в себя небольшие территории (район, область или др.) до таких, в которые входят родственные (например, «Общеславянский лингвистический атлас», «Атлас тюркских языков») или неродственные языки (например, «Общекарпатский диалектологический атлас», «Лингвистический атлас Европы» и др.; см. также, с одной стороны, «Атлас русских народных говоров центральных областей к востоку от Москвы»; М. Д. Мальцев, Ф. П. Филин «Лингвистический атлас района озера Селигер»; Орлов Л. М. «Диалектологический атлас русских народных говоров Волгоградской области»; Баранникова Л. И. «Атлас русских говоров Среднего и Нижнего Поволжья»;  Здобнова З. П. «Атлас русских говоров Башкирии» и др.; с другой стороны, «Диалектологический атлас русского языка. Центр Европейской части СССР»; «Atlas linguistique de la Franse, par J. Gilliéron et E. Edmont», t. 1-7, P., 1902 – 1912 и др.).

Атласы могут различаться также по охвату ими языковых фактов – фонетический, лексический и др. (например, Войтенко А. Ф. «Лексический атлас Московской области»; Комягина Л. П. «Лексический атлас Архангельской области» и др. – см. п. 3).

Лингвистическая география дает ценнейшие сведения для описательной и исторической диалектологии, для изучения закономерностей развития и истории языков и диалектов: «…территориальное распределение диалектных черт является как бы пространственной проекцией пройденного языком и диалектами исторического пути. Задача заключается в том, чтобы правильно «прочесть» и интерпретировать данные лингвистической географии. Это достигается путем перекрестного изучения данных лингвистической географии, истории языка и истории в широком смысле слова» [Аванесов 1949: 292 – 293].

Одной из важнейших задач современной лингвогеографии является выделение диалектов, или диалектное членение языка. Диалектное членение языка, или группировка говоров, основанное на анализе лингвогеографического ландшафта, всегда оперирует лингвотерриториальными единицами. В связи с этим термины «диалектное членение», «группировка говоров» и «ареальная классификация» условно могут употребляться как синонимы.

Лингвогеография позволила пересмотреть не только вопрос о сущности диалекта и диалектном членении языка, но также и некоторые другие, устоявшиеся в науке, положения, важные как для описательной, так и для исторической диалектологии.

Тут можно читать книгу